Галереи фотографий

Статика и динамика картинки

По вашему запросу «статика и динамика картинки» нашлись изображения:

Статика И Динамика Картинки

Полный текст автореферата диссертации по теме "статика и динамика англицизмов в системе русского языка".

На правах рукописи. Дьяков анатолий иванович. Статика и динамика англицизмов в системе русского языка: многоаспектное лингвистическое моделирование. Специальность 10. 02. 01 «русский язык». Автореферат. Диссертации на гостиная в бирюзовом цвете фото соискание учёной степени доктора филологически наук. 1 ап?

2015. 005566537. Омск 2015. 005566537. На правах рукописи. Дьяков анатолий иванович. Статика и динамика англицизмов в системе русского языка: многоаспектное лингвистическое моделирование. Специальность 10. 02. 01 «русский язык». Автореферат.

Диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук. Омск 2015. Работа выполнена на кафедре русского языка, славянского и классического языкознания федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского». Научный консультант: Бутакова лариса олеговна доктор филологических наук, профессор официальные оппоненты: Бахтикиреева улданай максутовна доктор филологических наук, профессор фгаоу во «российский университет дружбы народов», профессор кафедры русского языка и межкультурной коммуникации. Мягкова елена юрьевна доктор филологических наук, профессор, ноу впо «тверской институт экологии и права», профессор кафедры гуманитарных, социальных и естественнонаучных дисциплин. Нагорный игорь анатольевич доктор филологических наук, профессор, фгаоу впо «белгородский государственный национальный исследовательский университет», профессор кафедры филологии.

Ведущая организация: фгбоу впо «волгоградский государственный университет».

Защита состоится 9 июня 2015 г. В 14. 00 часов на заседании объединенного диссертационного совета дм 212 красивое нижнее бельё картинки. 179. 02, созданного на базе фгбоу впо «омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского», фгбоу впо «омский государственный педагогический университет», ноу впо «омская гуманитарная академия» по адресу: 644077, г. Омск, пр.

Мира, д. 55. С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки омского государственного университета им. Ф. М. Достоевского и на официальном сайте омского государственного университета им. Ф. М. Достоевского ьир://опви. Гп/ра§е. Рьр?

;ё=4957. Автореферат разослан 10 апреля 2015 г. Ученый секретарь. Диссертационного совета. Кандидат филологических наук, доцент. Е. А. Никитина. Общая характеристика работы. В диссертационной работе исследуется большой пласт англоязычных заимствований и их дериватов, функционирующих в русском языке, начиная с xvi века и заканчивая 2014 г.

Концептуальной основой диссертации является многоаспектное лингвистическое моделирование пространства заимствований из английского языка в русский.

Модель понимается как схема, тип, структура, но только та структура, которая переносится с одного субстрата на другой, «реально-жизненно» и «технически точно» воспроизводя оригинал (лосев). Многоаспектность лингвистической реконструкции обеспечивается последовательным построением моделей разных типов и уровней -от структурных до социолингвистических. Завершающим этапом является лексикографическая модель, сконструированная наложением и пересечением статических (структурных, словообразовательных) и динамических (социолингвистических) моделей. Она позволяет увидеть макроструктурные и микроструктурные особенности моноресурсного словаря иностранных слов, составленного на материале работы. Идея многомодельного описания одного из фрагментов языка / речи соотносится с введенным л. В. Щербой противопоставлением языка 1 как реальной коммуникативно значимой системы и языка 2 как упорядоченных языковых знаний, существующих в сознании отдельного индивидуума, которые постепенно формируются на основании «языкового материала» (как результата речевой деятельности) (щерба 1974). Язык 2, при использовании лингвистом, моделируется: на языковые знания накладываются разные параметры своих подходов, принципов [залевская, 2014:52]. При этом могут получаться разные описания. Используя большое разнообразие моделей (преодолевая при этом узость каждой из них), платья короткие свадебные фото лингвист пытается приблизить изучаемый фрагмент языка 1 к соответствующему фрагменту языка 2.

В ходе моделирования определяется структура эмпирического материала, его системная представленность, что дает возможность по-новому осмыслить известные факты. В центре исследования феномен статики и динамики процессов функционирования заимствованной английской лексики в системе русского языка и возможности модельного представления пространства «англицизмы в русском языке». Статический аспект моделирования в данном исследовании обеспечивает системно-структурное (тематическое, лексико-семантическое) полевое описание, содержащее тематические группы, подгруппы, минигруппы, так как построение структуры, как и семно-семемный компонентный анализ даже тех значений, которые высоко функциональны, глубоко освоены узусом, не динамичны из-за самого метода описания. Статичны и словообразовательные (структурные) описания: структура деривата, производящая база / основа, строительный материал для дериватов, способы образования, словообразовательные типы и т. П. Воспроизводят в большей степени результат деривации, чем ее процесс. Динамичные аспекты, описывающие жизнь языковых единиц в речи, сознании носителя, культуре, представлены в социолингвистической части диссертации. Появление динамических моделей обусловлено необходимостью отразить потребность русской языковой картины мира, носителя, социума в англицизмах как на уровне официальных проявлений языкафечи, так и на уровне бытовой речи, просторечья, жаргона. Англицизмы функционально активны, образуют синтагматические, парадигматические, эпидигматические связи в системе русского языка, актуализируют. Эти связи и отношения в речи, подстраиваются под норму языка на разных уровнях и / или сами подстраивают её под себя.

Динамика проявляется также в передвижении англицизмов из одного сегмента поля в другой, обусловленном переходом одних лексем в разряд архаизмов и историзмов, а других в разряд частотно употребляемых и популярных. Совмещение статичных и динамичных описаний пространства «англицизмы в русском языке» произведено в моноресурсном словаре, охватывающем заимствования разной формы вхождения в язык-реципиент; степень ассимилированности и аутентичности; динамику функционирования; включающем единицы профессионального и молодежного жаргона; русские словообразовательные дериваты, мотивированные англицизмами, и примеры контекстуального употребления заимствований и их дериватов. Словарь является фиксатором статики и динамики англоязычного заимствования, отражает взаимодействие двух языков индоевропейской семьи, принадлежащих к разным типам: аналитическому английскому и синтетическому русскому. Лексикографический аспект в работе связан с актуализацией прагматического компонента в словарных статьях, что в конечном итоге определяется антропоцентрической парадигмой современной лингвистики. Актуальность исследования вытекает из теоретической и прикладной значимости системного, функционального, социолингвистического анализа англоязычных заимствований современного русского языка. Многотиповое моделирование пространства «англицизмы в русском языке» (макрополе) актуально как в аспекте поиска методологии лингвистического моделирования вообще, так и в русле лингвокуль-турологических реконструкций в частности. В работе рассматриваются социолингвистические и прагматические проявления англицизмов в русском языке, что сближает исследование с актуализацией проблем динамики значения слова с позиций настоящее (моделирование) будущее (конструирование) [лукашевич, 2003] и динамической концепцией «слова как живого знания» [залевская, 2014]. Одной из-черт современного русского лексикона можно считать значительное влияние англо-американских языковых представлений на русскую языковую картину мира. Лингвопрагматическая направленность исследования обусловлена прежде всего описанием полифункциональности англицизмов. Социолингвистическая значимость работы проявляется в анализе разных социальных сфер функционирования англоязычной лексики; уточнении переходов от внешних (экстралингвистических) к внутренним (лингвистическим) причинам вхождения англицизма в русскую речь. Последнее обеспечивает его коммуникативную актуальность, замену англоязычными словами русских, связанную с акцентированием первого компонента в антиномии «говорящий / слушающий». Актуальность работы также определяется необходимостью обобщения особенностей деривационного врастания англоязычного компонента в лексико-словообразовательную систему современного русского языка, связанного с пополнением синонимических рядов, расширением фразеологической сферы, увеличением сферы производящих основ, расширением аналитизма русского грамматического строя.

Прагмафункционапьное и деривационное направления работы включают ее в широкую сферу современной лингвистики, соотнесенную с изучением динамики.

Языковых процессов. Степень научной разработанности проблемы и научный контекст исследования. Разные стороны процесса заимствования англоязычной лексики в русский. Язык исследовались в работах конца xx века: н. Г. Комлева (1992), в. Г. Костомарова (1993-1994), е. В.

Ларионовой (1993), л. П. Крысина (1994-1995), г. Г. Тимофеевой (1995), ш. Сешан (1996), е. В. Сергеевой (1996), е. И.

Шейгал (1997), м. А. Брейтера (1997), м. Н. Черкасовой (1997), с. В. Подчасовой (1998) и других. В исследовании в. Н. Шапошникова «русская речь 90-х годов» (1998) также есть некоторые существенные замечания об инновациях, связанных с англоязычным влиянием. Однако лингвисты в конце прошлого века рассматривали англицизмы, относящиеся к узким сферам речевого общения или вошедшие в русскую речь в пределах определенных временных рамок. Например, е.

В. Ларионова проанализировала англицизмы общественно-экономической сферы, с.

В. Подчасова обращалась к рекламе того времени, е. И. Шейгал занималась компьютерным жаргоном. В начале xxi века ученые также анализировали узкие сферы или временные периоды функционирования англицизмов: в. Р. Богословская (2002) описала англицизмы в спортивной терминологии; г. И. Гаврилова и в. В.

Кузнецова (2004) в языке сми; н. В. Ваганова (2005) рассмотрела семантико-словобразовательный аспект освоения английских слов; л. Г. Копрева иноязычные вкрапления в языке рекламы; и. О. Морозова (2006) в студенческом сленге; м. Ю. Семенова (2007) охарактеризовала принципы изучения лексики англоязычного происхождения; д.

Г. Куренова. (2007) и м. С. Селиванова (2007) семантическую адаптацию англицизмов; с. В. Полозова (2008) подробно остановилась на заимствованиях как источнике пополнения лексико-фразеологического состава современных русских жаргонов; я. С. Матосян. (2008) представил англицизмы в сфере моды; с. Г. Сидоренко (2009) посвятила свою работу англицизмам в современном литературном языке; т.

А. Шорохова (2009) в терминосистеме «компьютер», а е.

А. Нечаева (2009) в pr-технологиях; е. В. Про-кутина (2010) проанализировала структурно-словообразовательный аспект заимствования англицизмов; и. В. Горбунова (2010) представила англицизмы в интернет-дискурсе; хоу сюжань (2011) показал причины заимствования, с. С. Изюмская (2011) описала особенности функционирования англицизмов в газетных заголовках. Реферируемая работа, заметно расширяя источниковую базу, охватывает все сферы функционирования англицизмов в русской речи, их динамику и статику в системе русского языка. Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что в отечественной русистике нет работ, охватывающих все сферы присутствия и функционирования англицизмов. Настоящая диссертация, представляющая собой многомодельное описание англицизмов в русском языке, призвана восполнить этот пробел. Научная новизна работы также определяется тем, что впервые предложена классификация англицизмов на основе различных критериев: по форме вхождения в лексикон языка-рецептора (графическая модель), по уровням заимствования (уровне-вая модель), по степени аутентичности (этимологическая модель) и освоенности.

(адаптационная модель). Апробировано комплексное описание заимствованной лексики, а именно: предлагаются модели транслитерации, транскрибирования, трансплантирования, трансформирования, калькирования, комбинирования и компенсации как способов графической ассимиляции английской лексики. Разработано понятие трансплантации / трансплантанта, соотнесенное с традиционными представлениями об иноязычных вкраплениях и варваризмах. Впервые осуществлено многоаспектное моделирование (структурная полевая модель) всего пласта англицизмов русского языка, включая архаизмы и новейшие англоязычные лексические единицы, при этом охвачены обширные сферы употребления англицизмов: экономика, культура, спорт, наука и техника, транспорт, оборона, образование, быт и т. П. Выявлены причины заимствования, функции англицизмов и их словообразовательных дериватов с учетом разных сфер общения и конкретных речевых ситуаций (социолингвистическая модель). Ведущим способом моделирования избран принцип полевого подхода. Впервые англоязычные заимствования в русском лексиконе моделируются в виде пространства, организованного особым образом (его компоненты поля), т. Е. Как структура, имеющая признаки полевого устройства (центр, прицентр, периферия).

Поле как модель или способ описания и систематизации лексики удобно тем, что не распадается из-за подвижности своих элементов. Если представить материал в виде пирамиды, на вершине которой расположены англицизмы, отвечающие всем критериям освоенности, а в основании пласт плохо освоенных, редко употребляемых, не отличающихся функциональным разнообразием языковых единиц, то эта модель окажется недееспособной и разрушится из-за высокой мобильности единиц и многочисленных лексико-семантических пересечений. Впервые подробно описана словообразовательная активность некоторых английских морфем, которые постепенно становятся частью русского словопроизводства. Выявлены словообразовательные модели с участием англицизмов. Объектом данного исследования стали слова и фразеологизированные словосочетания, заимствованные русским языком из английского, их лексико-семантические и словообразовательные дериваты как семантические, структурные, прагматические, деривационные, функциональные, социолингвистические, лексикографические феномены в статическом и динамическом аспектах их реального и потенциального существования. Предметом исследования является методология многоаспектного лингвистического представления статической и динамической сторон данного фрагмента системы русского языка, включая потенциал англицизмов в русской речи, специфичность макроструктуры и микроструктуры словаря, их отражающего. Цель исследования выработать принципы моделирования и создать многоярусные модели, составляющие структуру пространства «англицизмы в русском языке» (макрополе) с точки зрения семантико-структурного и функционально-прагматического критериев, определяя тенденции влияния англицизмов на русскую лексико-семантическую и словообразовательную системы. В соответствии с этим в работе предполагается решить следующие конкретные задачи: 1. Уточнить понятия «заимствованное слово», «англицизм». Разработать рабочую классификацию англицизмов в соответствии с разными критериями; расширить понятие «окказиональное слово» по отношению к иноязычной лексике.

2. Рассмотреть особенности ассимиляции англицизмов в русском языке, уточнить критерии ассимилятивного процесса; построить типологию англоязычных трансплантантов и определить их место в функциональном

поле «англицизмы в русском языке». ...3. Описать разнообразие моделей, образующих макрополе «англицизмы в русском языке» в соответствии с его тематическим разнообразием, сферами употребле. Ния англицизмов в русской речи, уточнив критерии распределения заимствований по секторам поля в трех тематико-семантических сферах: «человек», «артефакты», «окружающая среда», моделируя объединения разного порядка (тематические поля и микрополя, лексико-тематические группы и подгруппы); построить лексико-семантическую модель англицизмов. 4. Выявить словообразовательный потенциал англицизмов в современном русском словопроизводстве, так как подобные дериваты тоже являются составной частью описываемого пространства языка. Исследовать степень продуктивности словообразовательных типов, способы образования слов с англоязычными элементами, а также выявить аналитические тенденции в русском словопроизводстве под влиянием англицизмов; построить деривационную (словообразовательную) модель англицизмов. 5. Выявить особенности способов влияния англоязычных элементов на русский лексикон: увеличение синонимических рядов, расширение русской омонимической системы, увеличение базы производящих слов.

6. Обобщить прагматические параметры работы, описывая особенности влияния англицизмов на лексико-семантическую и словообразовательную систему русского языка, учитывая отношение разных слоев русскоязычного общества к обильному пополнению русского языка англо-американскими заимствованиями. 7. Охарактеризовать лингвистические и экстралингвистические факторы проникновения англоязычных слов в русскую речь. 8. Описать особенности их функционирования в различных сферах русской жизни, представив иерархию функций англицизмов и их дериватов; построить социолингвистическую модель англицизмов. 9. Описать особенности моноресурсного словаря иностранных слов (словаря англицизмов) как словаря активного типа; построить лексикографическую модель англицизмов. Материалом исследования послужили тексты и текстовые фрагменты 90-х годов xx века, первого десятилетия xxi века, словарные статьи словарей заимствованных слов и жаргонов, публикации и реклама из электронных средств массовой информации системы «интернет», полученные методом сплошной выборки (более 50 000 источников). Было проанализировано около 30 000 англоязычных единиц (морфем, слов, устойчивых выражений с учётом полисемии и словообразовательных дериватов). Гипотеза исследования: 1. Англоязычные заимствования образуют значительное по объему открытое динамическое (с позиций статического и динамического состояний синхронии) пространство, в котором сложно взаимосвязаны лексико-семантические, синтаксические, морфемно-словообразовательные единицы разной степени языковой освоенности и речевой активности, имеющие семантические, грамматические, прагмафункциональ-ные, стилевые особенности, разный уровень значимости для носителя русского языка, разный темп врастания в систему языка-реципиента, разные возможности адаптации, разный лексико-деривационный потенциал.

2. Указанная специфика пространства диктует способы лингвистического представления феномена в виде разнонаправленных моделей двойственной природы -вторичных исследовательских конструктов, отражающих совокупность структурных схем, по которым язык воссоздает свои участки, формализует системные области, регулирует отношения в них, включая заимствованные единицы в динамическую систему. 3. Моделирование подобного рода должно учитывать многоаспектность, ста-тико-динамичеекий характер феномена, способы врастания единиц чужого языка и фрагментов англоязычной картины мира в русский язык и русское языковое сознание, полевую природу любых (в том числе заимствованных) языковых систем. Методология, методы и принципы исследования обусловлены самим характером имеющегося материала преобладающим в работе является синхронный подход к анализу англоязычных единиц в современной русской речи с учетом факторов диахронии. Ведущим является метод лингвистического моделирования, опирающийся на полевый подход к анализируемому материалу. В комплексном описании сверхширокого пространства «англицизмы в русском языке» метод моделирования интегрирует графическую, этимологическую, адаптационную, уровневую, лексико-семантическую, словообразовательную, социолингвистическую и лексикографическую модели. Лексикографическая модель является суммирующей (моделью-результатом) в нашем описании. Частное моделирование охватывает семантическую структуру многозначного слова, словообразовательный тип, типовые морфемные структуры слова, тематические микрополя, группы; грамматические объединения.

Применялись также методики словообразовательного и компонентного анализа значения слова на основе лексикографических данных, учета контекстного окружения англоязычной единицы.

Теоретическая значимость исследования такова: 1) применение в работе многоаспектного моделирования с преобладанием полевого подхода в отношении больших и малых объединений в пространстве «англицизмы в русском языке» открывает перспективы всеохватного анализа значительных сегментов языка, образующих значительный фрагмент языковой картины мира, врастающий в языковое сознание русского человека. При этом многоаспектное моделирование не только упорядочивает представление о материале, но и создает условия для уточнения, расширения, переосмысления определённых проявлений языковых взаимодействий, выявления потенциала нарождающихся языковых фактов, проявления отношения к ним носителей языка и т. Д. ;. 2) построенная с использованием разных оснований классификация англицизмов в русском языке интегрирует представления о процессах заимствования, позволяет относить к англицизмам единицы разных уровней, разной степени ассимиляции и графического оформления;. 3) типология функций англицизмов в различных сферах речевой деятельности, произведенная на семиотической основе, расширяет представление о социолингвистической значимости процесса заимствования, являясь вкладом в социосемантику и лексикологию;. 4) оригинальная многоаспектная классификация критериев освоенности англицизма дает возможность расположить заимствования в различных участках реконструированного по полевому принципу пространства «англицизмы в русском языке», а изучение периферийных участков этого поля уточняет понятия «окказионализм» и «трансплантант»;. 5) анализ вхождения англицизмов в русский язык заостряет важную проблему морфолого-словообразовательного взаимодействия языков разного типологического строя (аналитического и синтетического), акцентирует наибольшую яркость проявления специфики на уровне признаковых слов (прилагательного, глагола), композитных построений;. 6) разведение соотносимых понятий «англицизм» и «дериват» с одновременным выявлением случаев субституции английских морфем русскими помогает установить недеривационный статус нового слова по причине неизменности семантической наполняемости такого «деривата» по сравнению с «оригиналом», уточняет способы эпидигматических описаний вообще и морфемно-словообразовательного анализа в частности;. 7) оригинальный словарь, существующий в динамической он-лайн форме, вносит вклад в разработку основ и принципов создания прагматически ориентированных словарей, в которых лексическое описание во многом дополняется особенностями употребления слова (представление о «слове в языке», по а.

А. Залевской, соединяется с представлением о «слове в голове» человека);. Практическая ценность работы определяется тем, что разработанные способы комплексного моделирования фактов языкового взаимодействия можно применить для анализа аналогичных языковых единиц и языко-речевых ситуаций. Методология исследования обширного материала, его систематизация, сделанные наблюдения и выводы могут быть использованы в вузе при разработке курсов, спецкурсов по лексикологии, морфологии, фонетике, практической стилистике русского языка, культуры речи, в практике преподавания русского языка как родного и как иностранного, а также в прикладных и научных проектах, курсовых и выпускных квалификационных сочинениях студентов, магистрантов и аспирантов. Материалы работы могут быть применены также в лексикографической практике при составлении словарей иноязычной лексики, создании электронных словарей и интернет-ресурсов, оригинальный словарь удобен для применения в он-лайн обучении русскому языку в разной аудитории. Основные положения, выносимые на защиту: 1. Англоязычные заимствования в системе русского языка представляют собой сверхширокое статично-динамичное пространство, интегрирующее лексико-семантические, морфемно-словообразовательные, прагмафункциональные и стилевые феномены разной степени языковой освоенности и речевой активности, имеющее ядерно-периферийную структуру. Формой лингвистического представления пространства является разнонаправленное моделирование, охватывающее двуаспектное понимание модели: как вторичного, конструктивного феномена исследователя и как определенного структурного закона, по которому язык воссоздает свои участки, формализуя системные области и регулируя отношения в них. 2.

Методология моделирования широкого массива англоязычных заимствований основана на принципах многоаспектности, отражения сложности статико-динамического устройства феномена, сквозной полевой организации (центр, при-центр, периферия), изоморфизма фрагмента англоязычной картины мира и способов его врастания в русское языковое сознание лингвистической реконструкции. Центр модели образуют англицизмы, отвечающие большинству выделенных критериев освоенности, периферию трансплантанты и окказиональные слова с учетом возможности проникновения в центр поля английских заимствований, переданных в графике языка-донора. 3. Моделирование пространства «англицизмы в русском языке» охватывает разные уровни языковой системы и их единицы, отражает взаимообусловленные параметры построения частных моделей одного и того же объекта, выполняющие одновременно структурообразующие функции для создания модели и диагностические функции для описания феномена. 4. По параметру «единица системного яруса» выделяются фонемы, графемы, ингонемы, дейтаграммы, слова, словосочетания, предложения, тексты. По параметру «форма вхождения англицизма в язык-рецептор» выделены модели транскрибирования, транслитерирования, калькирования, трансплантирования, трансформирования, группы комбинированных и компенсированных образований. 5. По семантическому параметру выявлены сегменты широкого пространства англицизмов, имеющие подвижные границы и образующие семантические сферы «человек», «артефакты» и «окружающая среда». Дифференцирование частных моделей внутри пространства основано на параметре степени формальной и семантической ассимиляции с учетом критериев кодифицированности, частотности употребления (количество документов в интернете), отсутствия однословного эквивалента, социальной значимости, долговременное™ существования, долгосрочное™ потенциала, полифункциональности, непринадлежности к сленгу.

6. По деривационному параметру установлены русские дериваты, мотивированные англицизмами или образованные по словообразовательным моделям английского языка, являющиеся резидентами поля «англицизмы в р

усском языке», связанные системными отношениями разного типа, образующие лексические поля и комплексные словообразовательные единицы: цепи, парадигмы, гнезда. ...Деривационные отношения вовлекают в лексико-деривационное пространство английские субстантивы, прилагательные и глаголы. Морфемная системность охватывает многочисленные композиты, содержащие англоязычные компоненты, свидетельствует о явной тенденции к аналитизму. Одновременно английские аффиксы (-инг, -мент, -эбл) участвуют в строительстве новых русских слов (путинг, дрожемент, крутэбл), становясь частью русского окказионального словообразования. 7. По параметру «степень аутентичности английских заимствований», обусловленному историко-лингвистическими факторами, разграничены типы англицизмов (прямые, косвенные, псевдоанглицизмы), дифференцирован словообразовательный статус ряда морфемных средств, произведено их отграничение от похожих сегментов слова (наличие «русского» суффикса (аболиционист, фасшитация) не всегда является компонентом словообразования). 8. По функциональному параметру выявлен синкретизм англицизмов и мотивированных ими русских дериватов, установлены три вида отношений внутри прагма-семантического пространства: группа номинативных функций, ориентированная на отношение «знак предмет»; группа прагматических функций, ориентированная на отношение «человек знак»; группа семиотических функций, ориентированная на отношение «знак знак». 9. Лексикографическое моделирование массива англоязычных заимствований, учитывающее двунаправленное понимание модели, структуру феномена, антропоцентризм его устройства, имеет вид моноресурсного словаря иностранных слов (словаря англицизмов). Отличительный характер такой лексикографической модели состоит в отражении в словарной статье актуального прагматического компонента, наличии широкой адресованности, функциональной близости к словарям активного типа, воплощении отношения «язык человек».

Степень достоверности исследования и апробация работы. Изложенные в диссертационном исследовании положения, выводы и рекомендации являются достоверными, так как их подтверждение базируется на всестороннем анализе выполненных ранее научно-исследовательских работ по предмету исследования, наличием. В диссертации разнообразных эмпирически выверенных моделей, позволяющих детально описать исследуемые явления. Кроме того, достоверность подтверждается наличием и объемом исходного материала и апробацией результатов исследований в практике. Основные положения исследования отражены в 41 печатной работе, включая 15 статей, рекомендованных вак министерства образования и науки рф, две монографии и словарь. Диссертация обсуждена на кафедре русского языка, славянского и классического языкознания омского государственного университета им. Ф. М. Достоевского (2014). Результаты исследования апробированы на «первых филологических чтениях, посвященных 65-летию нгпу» (новосибирск, 24-25 ноября 2000); на межвузовской научно-практической конференции «2001 год европейских языков» (новосибирск, 24 января 2001); на всероссийской научно-практической конференции «новые технологии и комплексные решения: наука, образование, производство» (анд-жеро-судженск, 19 ноября 2001); на v международной научной конференции «наука и образование» (белово, 26-27 февраля 2004); на v международной научной конференции «современная социология и меняющееся общество: изменения и проблемы» (москва, 8-9 июня 2012); на i международной научно-практической конференции, посвященной памяти академика ран ю. С.

Степанова (новосибирск, 2012); на v международной научной конференции «гуманитарные науки и современность» (москва рига, 2012); на международной конференции «активные процессы в языке. Языковая личность словарь текст» (новосибирск, 2013); на международной научной конференции «гуманитарные науки и современность» (москва, 29-30 апреля 2014); на vi международной научно-практической конференции «современные концепции гуманитарных наук: языкознание и литературоведение» (екатеринбург, 5-6 декабря 2014); на ix международной научно-практической конференции «современные концепции научных исследований» (москва, 27-30 декабря 2014) и др. Структура работы. Работа состоит из введения, пяти глав, заключения, библиографического списка и приложения, включающего выборочную подборку словарных статей из «словаря англицизмов русского языка» ьнру/апдпызтспсйопагу. Dishman. Ru/. Основной текст диссертации изложен на 444 страницах. Основное содержание работы. Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, определяется степень теоретической разработанности темы, объект и предмет исследования; сформулированы цель, задачи, методологическая база, положения, выносимые на защиту, аргументируется научная новизна, теоретическая значимость и практическая ценность диссертации. В первой главе «уровни лингвистического моделирования и принципы построения разноаспектных моделей одного объекта» определяются понятия «заимствованное слово» и «англицизм», предложена рабочая классификация англицизмов, отражающая модели проникновения англицизмов в русскую речь, обосновываются основные способы описания англицизмов: разноаспектное лингвистическое моделирование и соотнесенный с ним полевый подход к анализируемым фактам.

Англицизмы в данном диссертационном исследовании анализируются с двух позиций: статики, и динамики.

Под статикой мы, вслед за и. А. Бодуеном де куртене, понимаем описание и исследование того, что существует, без учета изменчивости; под динамикой — исследование и определение условий изменчивости. Статичны по сути методы описания значения англицизмов, выведенные нами из употребления. Статику обеспечивает и системно-структурное описание поля «англицизмы в русском языке». Прагматика, стилистика, деривационно-мотивационные, грамматические отношения в тексте/дискурсе соотносятся с динамическим аспектом исследования. Динамику отражает и подвижность лексического материала в структуре поля — одни единицы переходят в разряд архаизмов и передвигаются на периферию, другие двигаются по направлению к центру, демонстрируя высокую степень ассимилированности и частотности употребления. Синонимизируя (вслед за а. Ф.

Лосевым, a. A. Леонтьевым и др. ) понятие «модель» с понятиями «схема», «тип», «парадигма», мы учитываем простейшие модели, которые используются при изучении каждого уровня языка (фонетики, морфемики, словообразования, лексики, грамматики), а также используем модели широкого плана, например, модель словаря, модель поля, микрополя (тематическое, словообразовательное). Полимоделирование разноплановое, разноуровневое конструирование типов, схем, образцов для понимания процесса заимствования из английского языка позволяет исследовать объект наиболее детально и объективно. Полимоделирование как способ описания англицизмов является, по сути, синергичным методом исследования одного объекта исследование объекта с разных сторон. Синергия подразумевает суммирующий эффект взаимодействия двух или более факторов для решения проблемы, и их действие превосходит эффект каждого отдельного компонента. Так, для определения слова «англицизм» мы учитываем данные графической, этимологической, адаптационной и уровневой моделей. «заимствованное» слово при узком подходе к проблеме заимствования должно отвечать четырем критериям освоенности (фонетическая и графическая ассимиляция, морфологическое освоение, словообразовательная интеграция и семантическое освоение), при этом необходимо учитывать количественный критерий количество документов, содержащих это слово в электронных средствах массовой информации, исключая сайты-дубликаты. Заимствуются в основном имена существительные, однако имеются многочисленные случаи перехода английских прилагательных и глаголов в русский язык.

Аналитизм английского языка и синтетизм русского языка вступают в противоречие при заимствовании этих частей речи. Поэтому, несмотря на наличие формальных деривационных признаков (русских суффиксов), мы относим многие лексемы к англицизмам. К ним принадлежат слова, образованные по «русской» словообразовательной модели с суффиксами: -ци}(а), -enuj(e) и др. , где английская суффиксальная морфема -tion калькируется русскими субститутами. Таких морфем-субститутов несколько, например, -апсе и -^калькируются суффиксами -ость и -ть (метросексу-альность — metrosexuality). Английским заимствованием является также слово в одном его значении, которое является неанглийским по происхождению (лексико-семантический дериват), например, робот (англ. Robot чеш. Robota работа) разновидность верхнего брейка. Заимствование может происходить на 9 языковых уровнях (уровневая модель): фонемы, интонемы, графемы, дейтаграммы, морфемы, слова, словосочетания, предложения и текста, которые прослеживаются в употреблении и калек, и трансплантантов. Если русскоязычный человек произносит некоторые русские звуки на английский манер с целью имитации американского или английского акцента, то это квалифицируется нами как заимствование на уровне фонемы.

Фраза «что вы хотели сказать?

» будет звучать «по-английски», если 3 русские фонемы «т» в этой фразе будут произнесены с аспирацией. Интонема является единицей заимствования из английского языка в устной форме. «всем приве-е-ет! » обычная фраза-приветствие публики, используемая знаменитостями на сцене, слово «привет» произносится с интонацией «повышения-понижения», что не свойственно русскому языку. Заимствование английских (латинских) графем происходит часто в русскоязычную ткань трансплантируются английские буквы вместо русских графем, имеющих сходное произношение: «влюбига в newyorkpizza». Заимствование значков (дейтаграмм и логограмм), отображающих человеческие эмоции:-) радость;:-( печаль и др. ) отличается интенсивностью, так как интернет-почта заменила традиционное общение письмами. Английские морфемы являются строительным материалом в русском словообразовании: «первоапрельский дебилдинг» розыгрыш; «уазинг» — выезд на машине за город; «трусмен» — трус; «тусейшн» — тусовка; «дрожемент» страх; «анфакбл» -грандиозно, сногсшибательно; «оверкрут» слишком крутой и др. Заимствование на уровне слов и словосочетаний — самый большой сегмент заимствований в русском языке. Заимствование на уровне предложения происходит при калькировании коротких фатических фраз, типа: «береги себя! » (take care), «забудь это! » (forget it), а также идиом, имеющих структуру предложения: «curiosity killed the cat» «любопытство сгубило кошку».

Заимствованием на уровне текста (синтаксическая единица больше предложения) могут считаться небольшие куски англоязычного текста, трансплантированные в русскую языковую ткань и снабженные переводом: «russia was always notorious for the gap between culture and civilization. Now there is no more culture. No more civilization. The only thing that remains is the gap. The way they see you. » (в россии всегда существовал разрыв между культурой и цивилизацией. Культуры больше нет. Цивилизации больше нет. Остался только gap. То, каким тебя видят). Таким образом, при широком подходе, англицизм это слово или словосочетание (редко морфема-аффиксоид или фразеологизированное предложение), перенесенное в русский язык из английского языка или через него, прошедшее определенную трансформацию или оставшееся в своем оригинальном облике. По форме вхождения в язык-реципиент (графическая модель) англицизмы соответствуют следующим моделям: транскрибированию, транслитерированию, калькированию трансплантации, трансформированию, комбинированию и компенсированию.

Часто параллельно с транскрибированным вариантом английского слова функционирует транслитерированный вариант, который становится разговорным и используется для получения словом негативной коннотации: копирайтер копив-рихтер; дизайнер дезигнер; менеджер — манагер. «дык хороших менеджеров грамотных тоже мало, а большинство именно что манагеры и дезигнеры. ». Иногда модели транскрипции и транслитерации применяются для дифференциации нескольких значений английского заимствования: ладдер (англ. Ladder «лестница») в компьютерных играх «список топ-50 персонажей»; лэддер (англ. Ladder «лестница») в химии чередование полос полинуклеотидов; мобил (англ. Mobile) -«скульптура»; мобайл (англ. Mobile) «движущийся экспонат в рекламе». Отмечены случаи сосуществования транслитерированного (мартиал-индастриал) и транскрибированного (маршал-индастриап) варианта заимствованного термина из английского языка (martial-industrial муз. ), что связано с узкой сферой употребления и неасси-милированностью англицизма. Выявлено несколько моделей калькирования: уровень графемы, морфемы, слова, словосочетания и предложения.

Калькирование на уровне графемы пографемный перенос английского слова в русский язык при помощи транслитерации.

Калькирование на уровне морфемы происходит тогда, когда переносится структура слова, происходит поморфемный перевод: небоскрёб (skyscraper), между -мордие (interface), трудоголик (workaholic), перекомпоновать (relink). К калькированию на морфемном уровне относится калькирование аффиксов -tion, -ing, -ment и др. И замена, субституция, их на русские: -ция, -¡ение и др. Калькированием на уровне слов является нахождение в словаре буквального соответствия английскому слову в русском языке и употребление его вместо оригинала, например, биржевые термины: медведи (bears), быки (bulls), под влиянием которых в русском биржевом словаре появились овцы (глупые игроки) и свиньи (жадные игроки). В эту группу входят также семантические кальки: овощ (vegetable), Трахаться (to bang). Многочисленны случаи калькирования словосочетаний, особенно из экономической и политической сфер: бегство капитала (capital flight), валюта, привязанная к доллару (currency pegged to dollar), горячие деньги (hot money), международный валютный фонд (international monetaiy fund), молчаливое большинство (silent majority), провалившиеся государства (fail states) и другие. Калькируются некоторые английские фразеологические словосочетания: борьба за существование (struggle for life), держать порох сухим (keep powder dry), потерять/терять лицо (to lose your face). Калькирование на уровне предложения относится к переводу устойчивых английских предложений и переносу их в русский язык: «смотрите ли вы реалити-шоу? Читаете сплетни? Реалити-шоу это не моя чашка чая. Но я люблю сплетни.

» (it is not ту сир of tea это не моё; это не в моем вкусе). Наблюдаются случаи употребления полукалек, которые относятся к комбинированным англицизмам. К синтаксическим калькам относятся рекламные слоганы с деепричастными оборотами без предикативного центра: «раздвигая границы», «увеличивая объем волос» и др. Синтаксической калькой является предложения «я имею сказать», «я имею сообщить», «ты есть крут». Трансплантированные англицизмы это единицы английского языка «вставленные» в письменную русскую языковую ткань в своем оригинальном графическом облике. Трансплантироваться могут также любые единицы языка: буквы (глюкога); synep мало stoht рекламный щит), морфемы foiling танец бедер, воуэ'овский клуб), слова (pleasure удовольствие) «ты же богиня, а у богинь не бывает молоч. Ницы, это pleasure развратных девиц», словосочетания (human resources человеческий капитал), предложения (never say no никогда не говори нет) и текста. Комбинированными англицизмами называются такие заимствования, при графической ассимиляции которых использовалась комбинация выше перечисленных форм. Сюда относятся полукальки, где один компонент английского слова транслитерируется / транскрибируется, а другой калькируется: флэш-память (flash memory), квенчинг-камера (quenching chamber), брюки-шейк (shake-pants). К комбинированной форме вхождения англицизмов в русскую речь относим слова типа наррация (narration), рекламация (réclamation), фасшитация (facilitation), экстраполяция (extrapolation), секьюритизация (securitization) и др. , в которых корневые морфемы транслитерируются, а суффиксы калькируются русскими субститутами. Комбинированные англицизмы могут состоять из трансплантанта, обычно части композита, переданной в графике языка-донора, и транслитерированного/транскрибированного или калькированного слова: vip-персона vip-person; cd-nneep cd-player, 3d-eudeo-3d-video.

Компенсации подвергаются английские заимствованные прилагательные и глаголы, не имеющие в языке-источнике формальных отличительных признаков часте-речности. При заимствовании прилагательных и глаголов русский язык вынужден компенсировать нехватку адъективных и глагольных маркеров: янговый, олдо-вый; диалить, поститъ, рейдировать, спидить, флексить, хэдээрить. Несмотря на формальное наличие русских словообразовательных морфем, такие слова не квалифицируются нами как русские словообразовательные дериваты, так как семантическая наполняемость английского и «русского» слов идентичны. Трансформация предполагает некоторую «переделку» английского заимствования для уподобления, имитации русского слова или словосочетания, что происходит путем добавления букв, не существующих в языке-источнике, замены транскрибированных или транслитерированных английских букв и звуков на другие, более «смешные» русские буквы, изъятия некоторых букв из графически освоенного англицизма. Частотно употребляются трансформированные англицизмы-номинации программ и операций с квазикорнями (ложными морфемами) в компьютерном сленге: федорино горе (fedora соге); голый дед (golded); нетварь (net waie); долбаггер (debugger); чекист (check it); пижамкер (pagemaker); аутглюк (outlook); быкап (backup); шаровары (shareware) и др. «зачем ты купил шаровары? У тебя почти все функции работать не будут». (рамблер. 2011).

Известна трансформированная фраза-обращение пользователей компьютерного сайта «живого журнала» -тухум итмэе-вич консерн (to whom it may concern).

По степени аутентичности (этимологическая модель) английские заимствования подразделяются на прямые, косвенные и псевдоанглицизмы. К прямым англицизмам относится подавляющая часть английских заимствований, узнаваемых по формальным признакам: роутинг, саджинг, таймкиллер, уошбо-ард, фаббинг, хайджек, чиллер-фанкойл, шифтинг и другие. Косвенные англицизмы. Слова теристор, трансмиттер, трансформатор, рефрижератор не являются греческими или латинскими заимствованиями. Их корневые морфемы, действительно, были заимствованы из этих языков, но изобретенные приборы названы в англоговорящих странах в соответствии с продуктивными в английском языке словообразовательными моделями. Этимологический анализ позволил выявить принадлежность ряда слов к англицизмам. Традиционно в словарях иностранных слов они ошибочно маркированы пометами греч. Или лат. Фермий (англ.

Fermium в честь итало-американского физика энрико ферми); спинтарископ (англ. Spinthariscope греч. Spintharis искра + skopeo разглядываю) — прибор назван английским физиком в. Круксом в 1902 голу, родий (англ. Rhodium греч. Rhodon роза) химический элемент группы платиновых металлов, назван английским химиком уильямом гайдом волластоном; пенициллин (англ. Penecillin лат. Pénicillium плесенный гриб) назван британским бактериологом александром флемингом; кальций (англ. Calcium лат. Calx (calcis) известняк; мягкий камень) химический элемент открытый и названый английским физиком хэмфри дэви в 1808 году; иридий (англ. Iridium греч. Iris (iridos) радуга) химический элемент, обнаруженный и названный в 1803 году английским химиком с.

Тенантом и др. Под псевдоанглицизмами в работе понимаются а) заимствованные любым языком единицы английского языка, которые имеют отличительное от языка-источника значение: антистеплер (англ. Staple remover), б) русские словообразования, созданные при помощи комбинации английских морфем, а также подражания английской словообразовательной или фонетической моделям: антифейс (задница), факмен (любовник), грейтбл (великолепно). По степени ассимилированности в языке-рецепторе (адаптационная модель) англицизмы подразделяются на освоенные, полуосвоенные, неосвоенные заимствования. К первой группе относятся единицы, отвечающие всем критериям освоенности, зафиксированные в словарях и выказывающие высокую частность употребления. Многие освоенные англицизмы импортируются в русский язык с оригинальной (исконной) полисемией, так, у слова «бокс» выявлено 21 значение, и только одно из них: «спичечный коробок, как мера измерения количества сыпучих наркотиков» из сленга наркоманов приобретенное значение. Заимствование полисем частое явление, наблюдаемое у освоенных англицизмов. Различаются заимствованная полисемия, семантические изменения в значении англицизма и заимствование оригинальных по происхождению омонимов: кэш (cache тайник) «быстродействующая буферная память», кэш (cash) «наличные деньги»; транк (trunk магистраль) «устройство в компьютере»; транк (tranq) «транквилизатор». Семантическая интеграция связана с процессами сужения или расширения семантической структуры исходного слова в принимающем языке, а также с семантическими сдвигами.

Расширение семантической структуры слова происходит обычно в направлении обобщения смысла заимствованного слова, отнесения его к более широкому кругу объектов действительности, так, английское слово «

таунхаус» (townhouse городской дом) не позиционируется в языке-источнике как жилье повышенной комфортности, в подобном доме на западе живет средний класс. ...В русском языке этим словом называется роскошный одноквартирный дом в 2-3 этажа. Расширение исконного значения англицизма в русском языке частое явление в сленговом вокабуляре, что зачастую является свидетельством долгосрочного потенциала функционирования заимствования в языке-реципиенте (лос-анджелес (жилые кварталы в районе железнодорожной платформы), миксер (бетономешалка). Английские заимствования, употребляемые русскоговорящими людьми в значениях, несвойственных оригинальным значениям, по сути не являются англицизмами. Если изменения в семантике английского заимствования это незначительные семантические трансформации, сохраняющие основу оригинальной английской семы, то полное отсутствие соответствия с оригинальным значением это свидетельство того, что перед нами русский лексико-семантический дериват, т. Е. Русское слово в английской оболочке. Отметим, что такие процессы наблюдаются исключительно в жаргонной сфере (боинг (англ. Boeing марка самолёта) редк. Мол. Сленг.

Шприц у наркомана). Полуосвоенные англицизмы (шифт-менеджер — руководитель, управляющий персоналом одной рабочей смены, например, в казино) обслуживают узкую специализированную сферу и помещены в словарь с пометой «редк. ». В устной речи полуосвоенные англицизмы сопровождаются авторскими пояснениями и комментариями, а в письменной речи помещаются в кавычки или объясняются в сносках. В случаях, когда англицизм малоизвестен, а пояснений в тексте нет, ответственность за полноценную коммуникацию ложится полностью на контекст. «. Окунись в мир драйва вместе с бесстрашным покорителем небес, закидывай джетпак за плечи и вперед навстречу небу! » (гугл. 2013).

К неосвоенным англицизмам относятся трансплантанты и окказионализмы. Понятие «иноязычный окказионализм» суммирует такие признаки, как неосвоенность (неузуальность), использование «на случай / по случаю», нестандартность (которая обеспечивает экспрессивность единицы). Окказионализмом-англицизмом может быть слово (непроизводное и производное), словосочетание (в том числе устойчивое), и даже целая фраза. Об индивидуальном авторстве (как это характерно для окказионального слова в традиционном, словообразовательном понимании) мы здесь не говорим. «мужики, похоже, наш гавернмент плевал на мнение простых людей. » (вконтакте, 26. 01. 2015). Таким образом, применение широкого подхода к заимствованному слову, понимание модели как схемы, по которой язык воспроизводит определенные единицы и отношения между ними, и как принципа лингвистического конструирования указанных явлений, определили основания для разграничения собственно англицизма, псевдоанглицизма, установления способа их вхождения в русский язык, стадии и типа освоенности, выявления уровневых разновидностей. Вторая глава «многоаспектное полевое моделирование англицизмов в системе русского языка» представляет структурную модель обширного фрагмента русского лексического пространства (макрополя) «англицизмы в русском языке». Макрополе является сложной многомерной иерархической системой, единицы которой объединены общностью происхождения (английский язык). Кроме общности происхождения и специфичности структуры, данное пространство языка объединяется и содержательно: в нем отражается другое миропонимание, иная картина мира.

Если такие английские заимствования, как баггинг, уайт хауз и другие, явно свидетельствуют о другом тезаурусе, то давние заимствования (трамвай, хоккей, футбол) стали принадлежностью не только русской

картины мира. ...Свойства динамики языкового сознания таково, что все, заимствованное ранее, носитель языка осознает как «свое» [веренич, 2004]. Полееый подход один из основных в современной лингвистике, он пронизывает каждый уровень языка, каждую часть речи, грамматическую категорию, лекси-ко-грамматический разряд, тематические и лексико-семантические группы, синонимы, антонимы и др. Полевый принцип позволяет изучать и статику, и динамику отдельных фрагментов языка; акцентировать внутриязыковые и уровневые отношения, причем второе обусловлено открытостью границ ядра / периферии, частотностью / нечастотностью употребления англицизмов в речи. Поле имеет следующие признаки: единство, взаимодействие элементов полевого пространства, объединённого понятийно или ономасиологически, подвижность границ между полями, структура: ядро-периферия переходность, наличие разнообразия полей, парадигматический или синтагматический принцип построения. Общее пространство англицизмов условно названо в диссертации «поле», так как оно консолидируется степенью освоенности англицизмов в русской речевой среде, а не семантическим единством входящих в него единиц. Фрагменты рассматриваемого лексического массива являются семантическими полями в их обычном понимании и описаны нами как сферы, структурированные по типу семантических или лексических полей. Модель макрополя представляет собой стратифицированное (послойное) пространство с центром, прицентром и периферией, в котором тематические поля, тематические группы и подгруппы трёх семантических сфер, обладая аналогичной градацией, накладываются друг на друга, сохраняя общий центр и периферию. Принципы выделения ядра и периферии основаны на следующих подходах. В качестве взаимосвязанных критериев, позволяющих расположить лексику в определенном сегменте поля, предлагаются следующие: ассимилированность, кодифициро-ванность, частотность употребления, отсутствие однословного эквивалента, социальная значимость, долговременность существования, долгосрочный потенциал, поли-функционапьность, непринадлежность к сленгу. Под ассимилированностью понимаются все виды освоенности: фонетическая, графическая (инвариантность написания), морфологическая, семантическая, словообразовательная адаптация английских заимствований в русском языке.

Кодифицированность лексики (зафиксированное^ в словарях) зачастую показатель её принадлежности к ядерному сегменту поля, однако субъективное включение её в словари способствует неоправданному внедрению заимствования в речь русскоязычных людей. Частотность употребления связана с количественными подсчётами случаев появления англицизма в поисковой системе «гугл» и «национальном корпусе русского языка». Пометой част, (частотное употребление) маркированы единицы, встречающиеся в более 10 ооо документах сети интернет и более 5 документах «национального корпуса русского языка» (нкря). Пометой редк. (редкое использование) отмечены англицизмы, зафиксированные в 1000 и менее документах интернета и не отмеченные в «национальном корпусе русского языка». Заимствования, найденные в диапазоне от 1000 до 10 000 документов, не имеют помет, показывая среднюю частотность употребления. Несмотря на очевидную субъективность таких подсчётов -это единственный доступный способ проверить интенсивность употребления данной лексики в русской речи. Предложена шкала частотности, предполагающая учёт дублированных, англоязычных и случайных сайтов. Частотность употребления англицизмов в электронных средствах информации. Англицизм google нкря англицизм googie нкря. Багги (част.

) 917 000 36 кантри (част. ) 2380 000 77. Виндсерфинг (част. ) 697 000 17 велоскейт 5400 0. Газлайтинг (редк. ) 1440 0 паблик рилейшнз (част. ) 234 000 10. Даблспик (редк. ) 833 0 твинсайдинг (редк.

) 5 0. Отметим динамичность импорта англицизмов в русскую речь, в 2010 году слова электроблоттер, электроблоттинг, фотодарлингтон были найдены на 1, 20 и 7 сайтах соответственно, в 2014 году количеств

о случаев употребления этих слов в документах зафиксировано на 2 ооо, 2 200 и 1900 сайтах соответственно. ...Отсутствие однословного эквивалента показатель того, что слово заполняет существующую в русском языке лакуну, обогащая тем самым язык-реципиент. Наличие английских субститутов (адвертайзинг 2 600 сайтов), паблисити (14 400), про-моушн (45 900) уже существующей лексеме «реклама» показатель динамических процессов в языке они зачем-то нужны русской языковой картине мира и носителю языка. Долгосрочность существования в узусе русского человека в качестве критерия распределения по сегментам поля в современном динамичном освоении заимствований через интернет также не всегда работает. Существование в русском языке в течение 100 и более лет не является показателем принадлежности лексемы к ядру поля, некоторые англицизмы, вошедшие в состав русского языка, содержащиеся в словарях а. Д. Михельсона (1865 г. ), м. Попова (1907 г. ), а. Н.

Чудинова (1910 г. ) стали архаизмами: ахтен-тоу («веревка для крепления судна», балок («шотландский кинжал»), блекдроп («лекарство»), бобби («шотландская монета») и др. И располагаются в околоцентровом пространстве, ближе к периферии. В то же время англицизм ай-фон (прибор, совмещающий функции телефона, широкоэкранного плеера и интернет-коммуникатора) интенсивно используется в речи современного русского человека (45 тысяч сайтов). Несмотря на то, что прибор, номинированный этим словом, появился в 2007 году, перспектива существования этого заимствования в языке-рецегггоре видится долгосрочной. Например, архаизмы (блекдроп, ахтен-тоу) располагаются на периферии, а заимствования 2013 года (гарлем шейк) в его центральной части. Критерий долгосрочного потенциала существования в языке также видится субъективным, так как связан напрямую с другим критерием социальная значимость заимствования. Нельзя назвать социально значимыми наименования некоторых технологий, которые, являясь терминами, отличаются стилистической нейтральностью, проявляют тенденцию к однозначности и, несмотря на низкую частотность употребления, имеют долгосрочную перспективу употребления в русском языке в силу перспективности использования таких технологий. Только учёт совокупности всех критериев позволяет более или менее объективно распределить лексику по сегментам макрополя.

Выделение данного критерия связано с тем, что многие заимсгво. Ванные лексемы являются окказиональными, словами-однодневками, не номинируют важного социального явления или предмета долговременного пользования. Язык -живая система, для которой характерно появление новых слов и «отмирание» существующих, что связано, в первую очередь, с динамикой развития общества и технического прогресса. Так, лексемы пейджер и твейджер, будучи частотными по употреблению в узусе в конце 90-х начале 2000-х гг. , утратили свою актуальность и постепенно уходят из употребления. Полифункциональность. Данный критерий также является относительным. Замечено, что по мере удаления от ядра поля англицизмы становятся монофункциональными, их употребление может быть ограничено определенной сферой. Однако англицизмы из тематической группы «финансы» (биллинг, форфейтинг, факторинг, айпио и др. ) употребляются исключительно для номинирования финансовых операций, в то время как заимствования из тематической группы «обиходная лексика», принадлежащие к жаргонизмам, выполняют аттрактивную, кодирующую, декоративную и другие функции. Непринадлежность к сленгу.

Сленговая лексика используется в качестве выразительного, часто иронического средства в стилистических целях, поэтому размещать ее в центре поля является нецелесообразным.

Подчеркнем, что только совокупность всех критериев позволяет расположить заимствованную лексему в центр поля. Учет одного критерия недостаточен для того, чтобы поместить его в центральный сегмент, хотя первые четыре критерия являются более значимыми для определения места англицизма в иерархической структуре поля. В центре макрополя находится лексика, отвечающая всем или большинству критериев, самыми важными из которых являются: ассимилированность, частотность употребления, кодифицированность. Структура макрополя представляет собой «сообщество» трех семантических сфер: «человек», «артефакты», «окружающая среда». Каждая из выделенных сфер включает объединения разного порядка: тематические поля, лексико-тематические группы, которые могут быть дифференцированы и состоять из подгрупп и минигрупп. Тематические поля, содержащие слова различных частей речи, объединяются по принципу общности темы, к примеру, тематические поля «внешность человека», «одежда». Понятия «семантическое поле» и «тематическое поле» совпадают, так как выказывают и тематическое и смысловое единство. Репрезентантами тематических групп являются слова одной части речи, объединенные по обозначению реалий действительности. Например, семантическое поле «спорт» включает в себя более 2 ооо лексических единиц, заимствованных из английского языка, и список этот не полный — появляются новые виды спорта со своими терминосистемами. Семантическая сфера «человек» включает тематические поля «внешний человек», «внутренний человек», «быт», «культура», «спорт», «общественно-политическая жизнь», «экономика», «наука и образование»; семантическая сфера «артефакты» состоит из тематического поля «быт» и «техника», которое, в свою очередь, включает тематические группы и субполя «промышленная техника», «связь», «компьютер», «транспорт» и «оборона»; семантическая сфера «окружающая среда» состоит из следующих тематических групп: «живая природа», «неживая природа», «экология», «постройки». В результате примененных критериев моделирования, устройство одного из сегментов, например, тематического поля «экономика» имеет следующий вид. Поле подразделяется на несколько тематических групп: «общеэкономические термины», «промышленность», внешнеэкономическая деятельность», «финансы», «торговля и маркетинг», «реклама».

Тематическая группа «финансы» включает в себя несколько подгрупп, содержащих англицизмы из ядерного и периферийного участка поля в соответствии с выделенными критериями. В это объединение входят термины банковского дела и страхования, а также англицизмы из биржевой деятельности. Они зафиксированы в специальных словарях и известны широкому кругу специалистов, что позволяет их расположить в прицентре построенного тематического поля «экономика». Некоторые из них, вошедшие в узус русскоязычных людей, располагаются в центре поля (фьючерс 959 ооо сайтов, хедж 780 ооо сайтов, дефляция 351 0000 сайтов), другие располагаются по вектору убывания в зависимости от частотности употребления от прицентра к его периферии (брейк-пойнт 18 000 сайтов, од-лот -9 320 сайтов, стрэджинг — 2 660 сайтов). Все они являются однословными субститутами русских описательных оборотов, зафиксированы в специальных словарях, освоены на всех уровнях и имеют долгосрочную перспективу существования в языке. Некоторые лексемы и синлексы (акцептная корпорация, андеррайтер) попадают в две и более тематические подгруппы по причине полисемии. Лексема секьюритиз (ценные бумаги), активно употребляемая специалистами в устной речи, не зафиксирована в финансовых словарях, однако в связи с частотностью употребления (14 392 сайта) и с отсутствием однословного аналога в русском языке располагается в при-центровом пространстве тематического поля «экономика». В этом объединении имеются следующие подгруппы, в которых англицизмы расположены в соответствии с вышеперечисленными критериями: А) наименования ценных бумаг и финансовых инструментов (39 единиц; б) наименования страховых документов и условий (40 единиц); в) наименования страховых процессов и явлений (10 единиц); г) наименования денег и активов (80 единиц); д) наименования организаций и фондов (20 единиц); е) наименования отделов организаций (10 единиц); ж) наименования ситуаций и явлений (более 20 единиц); з) наименования операций, стратегий и процессов (169 единиц); и) наименования кредитов (7 единиц); к) наименования форм и сроков платежей (25 единиц); л) наименования субъектов банковской и биржевой деятельности (44 единицы); м) наименования субъектов инвестиционной деятельности (6 единиц); н) наименования субъектов страховой деятельности (9 единиц); о) наименования инструментов налогообложения (3 единицы); п) собственные наименования организаций (15 единиц); р) наименования финансовых индексов, ставок и других показателей (25 единиц). Тематическая группа «оборона» из тематического поля «техника» семантической сферы «артефакты» объединяет следующие подгруппы: наименования старинного оружия и доспехов, наименования процессов и явлений, наименования типов оружия и их частей, наименования организаций, блоков и соединений, наименования снарядов, наименования веществ, наименования сооружений и устройств, наименования программ и оборонительных систем, наименования авиационных механизмов и приспособлений, наименования типов военных кораблей, наименования марок кораблей, наименования ракетных комплексов, наименования марок танков и бронетранспортеров, наименования марок самолётов, наименования марок вертолётов, наименования военных концернов. Тематико-семантическая сфера «окружающая среда», состоящая из четырех тематических групп, включает подгруппы: наименования диких животных, сельскохозяйственных животных, наименования кошек, собак, птиц, морских животных, растений и т. П. Тематические поля, накладываясь друг на друга, образуют многослойное (стратифицированное) макроподе англицизмов с тремя сегментами (центр при-центр периферия), в каждом из которых «уживаются» единицы различных тематических групп.

Границы сфер подвижны, размыты тематические группы (подгруппы) одной сферы могут пересекаться с группами (подгруппами) другой. Так, тематическое поле «быт» семантической сферы «человек» содержит англицизмы, номинирующие предметы быта, которые, в свою очередь, относятся и к сфере «артефакты». Системно-структурное (тематическое, лексико-семантическое с группами и подгруппами) полевое описание отражает статику процесса современного заимствования из английского языка, так как семно-семемный компонентный анализ слов из традиционной, широко распространённой в лингвистике 20 века широкой семантики. В третьей главе «русские дериваты — часть мнкрополя >■ англицизмы в русском языке". Словообразовательные модели» построены словообразовательные модели с участием английских языковых единиц. Русские словообразовательные дериваты являются неотъемлемой частью поля «англицизмы в русском языке», образуя лексические поля в составе структурированного выше пространства. Нами описаны узуальные, окказиональные и потенциально возможные пути словообразования на основе англоязычных элементов. При описании словообразовательного процесса на базе англицизмов все заимствования делятся на три группы: англицизмы с небольшим словообразовательным потенциалом, англицизмы с большим словообразовательным потенциалом и англицизмы с нулевым словообразовательным потенциалом. Словообразовательный потенциал способность заимствованного слова образовывать дериваты разного типа в системе русского языка. На степень потенциала влияют несколько факторов, среди них экстралингвистические-, актуальность называемого предмета и явления (здесь большую роль играет и социум), желание общества принимать англицизмы в качестве производящих основ для строительства новых русских слов, увеличение числа билингвов в стране; лингвистические: фонетический облик слова и его протяженность; а также, возможно, и сопротивление лексико-семантической системы языка-рецептора. Например, сленговое слово герла вряд ли в русском языке разовьет большую словообразовательную и лексико-семантическую активность, так как в русском языке слова девочка, девушка имеют разнообразный ассоциативный фон. И вряд ли в паре синонимов: реклама адвертайзинг возобладает второй.

Ограничения словообразовательного потенциала связаны с неизменяемыми словами (яппи, секьюрити); числительными (ту ин уан); фразеологизмами английского происхождения (уиндоу оппортьюнитиз); существован

ием русской или обрусевшей параллели (реклама адвертайзинг)-, неблагозвучием (промоушн, адвертайзинг)-, английским словосочетанием (пролетарский дрифт). ...Словообразовательный потенциал, стремящийся к нулю, имеют стандартные формы англоязычного речевого этикета, в том числе фразеологизированные; они проявляют сигнальную (междометную) функцию, эквиваленты фатическому пред. Ложению: ол раит, бай-бай, вери вел, хай, сорри, гуд бай, бай. Последнее ограничивает их словообразовательные возможности. Если они есть, то это уменьшительно-ласкательные формы, например, хаюшки (ср. Русск. Приветик). Интерес в плане взаимодействия двух языковых картин мира представляет производное от английского междометия существительное вауизм (wow возглас одобрения) из прозы в. Пелевина с намеком на особый тип поведения.

Наиболее часто образование словообразовательных дериватов с такими сферами общения, как специальная лексика (например, компьютер), молодёжный жаргон (нередко для языковой игры: сарделинг), а также с актуальностью явления, предмета (джобить, поджобить). Толчком к образованию деривата может стать желание пошутить, удивить («спичит фёрстая герлица»). Особенностью словообразовательной интеграции англицизмов в русском языке является то, что в одних случаях мотиватором является англоязычное слово или словосочетание (2, 3,4 модели), а в другом исходная база русское слово, а формант — английский (1 модель). Словообразовательное моделирование на базе англицизмов охватывает 4 обобщенные модели: 1) русское слово + английский аффикс; английское слово + английский аффикс — продукт русского словотворчества 2) русское слово + английское слово — композит; 3) английское слово + русский аффикс; 4) английское словосочетание + русский аффикс. В первой словообразовательной модели активно проявляет себя англоязычный суффикс -инг, употребляемый в окказиональном словотворчестве для создания юмористического эффекта (путинг, сарделинг, собачинг, мониторинг замусоринга и т. П. ). Из собранных нами англицизмов заимствования на -инг самые многочисленные по суффиксальному признаку более 1500 единиц. Это давно известные слова из обиходно-бытовой сферы (шугаринг); музыкальные термины (шугейзинг); спортивные термины (фридайвинг); наименования правонарушений (фишинг); экономические термины (фандрайзинг); научные термины (инбридинг); компьютерные термины (апгрейдинг) и др. Среди молодых пользователей социальных сетей определенной популярностью пользуются фотографии, изображающие людей в позе чайника (типотинг teapotting teapot «чайник»), совы (оулинг owling owl «сова»), летучей мыши (бэт-менинг batmaning batman «человек-летучая мышь»), расчлененного человека, когда один из фотографирующихся изображает туловище без головы, а другой голову без туловища (хорсменинг horsemaning — horse mane «грива лошади»), в позе плоской доски (планкинг planking «дощатый настил»). Во всех вышеперечисленных словах производящей основой являются процессуальные существительные, получившие семантику процессуальности, тождества, подобия в связи с присоединением суффикса -ing. Анализ семантики заимствований на -инг выявил, что преобладающим в английском языке является образование этих лексем от глаголов.

В русском языке налицо достаточно регулярный сдвиг в значении подобных слов на -инг, возникших на русской почве, по сравнению с английскими словами-прототипами, так как многие из них образованы от русских существительных. Система языка «поручает» иноязычному суффиксу обозначать процессуальную континуатьность в грамматическом классе, для которого ведущей является семантика предметности. Слово «путинг», которое осенью 2007 года вошло в обиход как обозначение предвыборных акций сторонников президента владимира путина, является комби. Нацией корневой морфемы «пут» (сокращенная форма от путин) и английского аффикса -инг, при помощи импозиции (наложения) «ин» из фамилии и суффикса достигается юмористический эффект: «путина предупреждает о расколе по религиозному признаку». Подобные образования отражают процесс активного проникновения и широко употребления инговых слов в русской речи. См. Доклад в. П. Григорьева «светлое будущее «инговых форм» в русском поэтическом языке», в котором отмечено, что английская морфема более экономна по сравнению с соответствующими русскими суффиксами (григорьев). Многие из приводимых ученым потенциальных слов (намеринг, здравоохранинг) могут вызвать у носителя русского языка отторжение из-за своей искусственности. Юмористическая номинация «бизнес-дрочинг» (запуск молодого сотрудника по кругу бессмысленных и бесцельных поручений) используется в речи менеджеров и предпринимателей. В спорте функционируют «русские» инговые номинации: про-мальпинизминг (промышленный альпинизм), турникинг (дворовая гимнастика) и другие.

В молодежном жаргоне встречаются лексемы с английским суффиксом -инг: зажигайтинг («процесс инициации веселья»), крышинг («тусовка на крышах»), поп-пинг («верчение задом» не путать с англицизмом-наиме

нованием танца), трахинг. ...(«совершение полового акта») и др. Популярный вид экстремального молодежного спорта электричинг (выполнение трюков на движущихся составах) привел к жизни большое количество терминов на-инг, как англицизмов (руфрайдинг поездка на крыше вагона), так и русских словообразований (биткомтрейнсерфинг). Имеется разновидность электричинга андерграунд электричинг (underground «подземный») или метрошинг (электричинг в метро) со своей терминосистемой, включающей англицизмы (версус эскалатор волкинг) и русские инговые номинации. (метробабка дуринг). Одним из аргументов в пользу отнесения суффикса -инг к относительно продуктивной заимствованной морфеме русского языка является его лексикографическая зафиксированность. В электронном словаре находим следующую дефиницию: -инг словообразовательная единица, выделяющаяся в имени существительном мужского рода, которое обозначает действие по глаголу, названному мотивирующим словом (тренинг) [электронный ресурс: http://www. Rulib. Info/word/-ing. Htmll. Частотность появления русских слов с данной морфемой в сми также свидетельствует в пользу того, что мы имеем дело с новым словообразовательным материалом.

Определенную деривационную активность демонстрируют английские морфемы -мент (дрожемент), -шин (пойдем на тусейшн\), -ер (синчеры алкоголики; дачеры дачники), оеер (ты всегда оверкрут! ), -бл (ужаснобл ужасно; аха-хаблбл смешно; сисясибл девушка с третьим размером бюста и больше). Остроумное словосочинительство составляет часть общей игры со словом. Переосмысление частей слов или аффиксов происходит через окказиональное обыгрывание их внутренней формы. При этом авторами создается новый вымышленный образ. Построение слов с помощью английских аффиксов носит ограниченный характер и наблюдается в разговорной речи для создания, в основном, юмористического эффекта такие аффиксы находятся на периферии русской словообразовательной системы, но со временем возможны их активизация и продвижение к центру. К этой модели примыкает модель «английская морфема + английская морфема», являющаяся продуктом русского словотворчества. Лексемы-псевдоанглицизмы, Построенные из английского морфемного материала, явление частое в русскоязычной молодёжной среде. Популярные телевизионные шоу способствуют продвижению таких шутливых «неологизмов» в речь молодых людей: омайгадбл — боже мой\;хепиньюербл поздравление с новым годом; праздничный, супербл отлично, великолепно; грейтбл великолепно. Вторая словообразовательная модель включает русские композиты на базе англицизмов, под которыми мы понимаем образования, совмещающие в себе семан-тико-структурную целостность и относительную самостоятельность его компонентов (iфэшин-попойка, бизнес-тусовка, трусмен, гапкиншоу, страхмейкер, лох-тур). Модель содержит словообразовательные форманты, находящиеся в пограничной области между аффиксом и корнем, синкретичные морфемы англоязычного происхождения типа супер (суперский), бол (принеси бол), мен (менша), гейт (все эти гейты). В русскоязычном общении они проявляются в трех ипостасях: как аффикс (приставка, суффикс); как корень, подобный аффиксу (аффиксоид); как отдельное слово.

По происхождению они обычно восходят к корневым морфемам. Их участие в русском словообразовании связано с развивающимся в нашем языке аналитизмом. В последнее время в русском языке появилось большое количество англицизмов с компонентом -maker (тот, кто выполняет какое-либо действие): татумейкер, буклетмейкер, клипмейкер, имиджмейкер, порномейкер и другие. Из-за частотности употребления англицизмов с данным словообразовательным формантом, возникает вопрос о его способности образовывать новые слова со значением производителя действия. Зафиксировано появление в русских текстах несколько производных, включающих этот аффиксоид как результат авторского словотворчества, а именно: страхмейкер, чушъмейкер и слухмейкер(о тех, кто распускает слухи). Термин «жмейкер», обозначающий маргинала от политического консалтинга, непрофессионала, введен в обиход с заменой первой части лексемы «имиджмейкер» на русский компонент е. Островским и е. Егоровой (polittech. Org). Английская морфема мен/мэн/манн (англ. Man человек, мужчина) участвует в образовании русских сленговых слов: шаурмен («тот, кто стряпает шаурму»); трусмен («трусливый мужчина»); алкмен («алкоголик») и др.

Часто принимают участие в создании русских композитов англицизмы арт (арт-хапуга), бизнес (бизнес-неумеха), интернет (интернет-задрот), видео (видеоудар), шоу (галкин-шоу), боди (боди-художник), тур (

лох-тур) и др. ...Частотен компонент фэшн (fashion мода), входящий в состав русских композитов типа фэшн-дива, фэшн-помойка, фэшн-кулътура, фэшн-сборище, фэшн-зона. Отмечены случаи сложения основ английского и русского слов: чипсоед, чип-согрыз («любитель чипсов»), хренфренд («любовник») и др. Дериваты, включающие аффиксоиды, сближаются с композитами, в составе которых имеют место полноценные корни (слова, состоящие только из корня): бол, бизнес, фэшн и др. Участие синкретичных морфем англоязычного происхождения (гейт, супер, овер и др. ) в создании русских слов связано с развивающимся в нашем языке аналитизмом, особенно это заметно в композитах, содержащих одну несклоняемую часть (веб-конструкция, фэшн-прогон, hi-fi-оборудование). Третья модель является наиболее продуктивной в количественном отношении и наиболее автономной. Среди дериватов, мотивированных англоязычными словами, первое место занимают имена существительные. Отмечены случаи словообразовательной интерференции: мотивировка отвлеченных дериватов англоязычными именами существительными, в то время как в русском языке исходная база в таких случаях глаголы и прилагательные. Производные существительные со значением абстрактности и отвлеченной собирательности это существительные, образованные при помощи суффикса -ств (о), -еств (о) (клипмейкерство, стриггерство, диджейсео, хоббитство), обрусевшего суффикса -аци/j/ (макдонализация, таблоидизация), а также суффикса -изм (вауизм, мачизм). Производные с суффиксом -ни/j/, -ени/j! И его вариантами -enuj, -aituj, -нь], -енъ) встречаются редко, а большинство слов типа лоббирование, армирование, зом-бирование, шиммирование и другие не являются русскими дериватами английский суффикс -ing (lobbying лоббирование) был калькирован и заменен славянской морфемой.

Лексема спонсирование русское производное от англицизма спонсор (sponsor) была «построена» в русском языке, в английском языке процесс поддержки кого/чего-либо и оказания помощи называется sponsorship. Отмечено употребление суффиксально-префиксального образования офана-тение (fanatic фанатичный) также с негативной экспрессией, что пополнило стилистически окрашенные группы русской лексики. Особую группу отвлеченных существительных, образованных от англицизмов при помощи очень продуктивного в русском языке суффикса -ость, составляют образования типа рейтинговость, андерграундность, унисексовость, оффшорность, недомаргинальность, также мотивированы русскими относительными прилагательными-дериватами: рейтинговый, андерграундный, унисексовый, оффшорный, маргинальный, которые, в свою очередь, однако, мотивированы не прилагательными, а англоязычными существительными. Суффиксы -щин/а/, -вщин/а/ изначально экспрессивно окрашены (кроме случаев типа орловщина), поэтому, присоединяясь к англицизмам-именам нарицательным и собственным (обычно с оценочно характеризующими значениями), образуют экс-прессивы: маргиналъщина, дикаприевщина (ср. С одной стороны, поножовщина, аракчеевщина, обломовщина, а с другой новое слово хэппиэндовщина). В кругу дериватов-существительных, образованных на базе англицизмов, большую группу образуют «названия лица», что соответствует общей тенденции возникновения новых профессий, новых областей, формирующих интересы молодых участников. Суффиксальные существительные, мотивированные англицизмами и называющие лицо, можно подразделить также на три группы согласно их семантической наполняемости: 1) существительные со значением детскости, невзрослости (пипле-нок, герлица); 2) существительные, обозначающие лиц мужского пола (аквалангист -aqualunger, free diver, теннисист tennis player; таймшерщик — time-sharing; смарт-карточник smart card) и 3) существительные, обозначающие лиц женского пола (фитнесистка, аэробиня, ниггерка, стриптизерша, вебмастерица). Внутри этих трех групп можно провести классификацию лексем по разным видам деятельности, и по наличию в их содержании субъективно-оценочного значения. Следует отметить, что наименования лиц женского пола обычно мотивированы существительными со значением «мужской пол». В окказиональном словообразовании потенциально возможны любые русские дериваты: аглушка («некрасивая девушка»), панкушка («девушка-панк»), фрэндуха («подруга»), флудераст («человек, повторяющий одно и то же в интернете»). Интересны образования-омонимы (фокусник человек, пишущий на foxpro, мокрушник — программист, использующий язык программирования «макроассемблер»). Производные существительные — эмоционально-оценочные модификации англицизмов с предметным значением экспрессивно окрашены, это слова с положительным или отрицательным оценочным наполнением, служащие развитию коннотации, в том числе отрицательной: попсуха, попсятина, флэтуха, рингушник и другие.

В последнее время в речи русского человека активно употребляются лексемы элька, эмка, экселька, где мотивирующей основой выступают английские буквенные аббревиатуры l, м, xl, называющие принятые во всем мире размеры одежды. Огаб-бревиатурное словообразование довольно частое явление в современном русском языке. Мотивированы английскими аббревиатурами производные: эсэмэска (sms), эмэмэска (mms). «. Эсэмэска, эсэмэска. Я поверить не могла. Эсэмэска, эсэмэска. От кого и не ждала» (из песни). На сегодняшний момент не зафиксировано слов с ласкательно-уменьшительными русскими аффиксами, образованных от хорошо известных англицизмов со значением предметности, например, отсутствуют слова тшаплотерик, факсик, шрейдерчик и т. Д. Это связано, на наш взгляд, с тем, что соответствующие приборы ассоциируются в сознании среднего носителя русского языка с «чужими» вещами.

Можно предположить, что по мере дальнейшего семантического освоения они, преодолев «модальность важности», примут русские суффиксы положительной экспрессии, в данном случае уменьшительно-ласкательные.

...Хотя появившиеся сравнительно недавно англицизмы айфон, айпод, айпад имеют русские дериваты с этим суффиксом: айфончик, айподик, айпадик, что связано с повседневным использованием этих приборов и их превращением в часть современного стиля жизни — по их наличию и цене судят о человеке, без них некоторые молодые люди не представляют полноценного общения, они превратились в друзей, убежище от одиночества, предмет туалета. «лю маррроженое, лю маму с папой, лю телик, айподик и ноут, не знаю че ещё лю» (яндекс. 2012). Несмешливо-издевательская коннотация присутствует у русского производного ирокезик: «ой, а у нас ирокезик торчит. Только пока не красьте его в зеленый цвет, пусть так походит дебил» (газета. Ги. 2012). Группа производных слов с негативной экспрессией более многочисленна, так как языковая картина русского человека отличается акцентированием абсценных, ненормативных слов с деструктивной семантикой, что связано, в первую очередь, с трудными условиями жизни и, может быть, с развенчанием старых идеалов (попсятина, порнуха, фэйсина). Образование имен-прилагательных от англицизмов — это первый этап в развитии их словообразовательного потенциала кроме продуктивных русских адъективных суффиксов (-ое-, -ck-), в очень активном сейчас процессе образования прилагательных от английских существительных, принимают участие и более редкие (фри-кабельный, истеблишментарный). Отмечены факты мнимого словообразования прилагательных (байтовый) и глаголов (спичить).

Но при этом наблюдаются случаи полноценной словообразовательной деривации типа (пофайловый, межфайловый). В случаях мнимого словообразования имеет место только факт дооформления по законам синтетического языка (компенсация). Однако морфемная отличенность русских дериватов (суффиксов -ов, -ск, -инск и др. ) значима. Другое дело, когда русские морфемы, например, соотносятся со способами глагольного действия (ринганутъся, потокать), обозначая начинательность, однократность, многократность. Остаётся открытым вопрос о частеречной мотивации номинировать образован от английского существительного nomination или глагол to nominate получил. Русское дооформление. Оценка образования глаголов на базе англицизмов связана со следующими вопросами: 1) можно ли считать фактами словообразования русское дооформление английского глагола (киллять убивать)-, более определенно можно сказать о единицах тпа мейкануть; 2) что считать мотивирующей основой у глаголов типа ди-зайнировать, инсталлировать. Четвёртая модель включает русские дериваты, образованные от английских графически ассимилированных двучленных (валет-паркинг) и трёхчленных словосочетаний (файф оклок шэдоу).

Английские словосочетания (беллиданс belly dance, блаффкатчинг bluff catching), соединённые в языке-рецепторе в одно слово, обладают словообразовательным потенциалом, если активно используются в речи. Они строят свои русские производные по типам, описанным в третьей модели. Английские словосочетания, получившие дефисное написание в русской графике также показывают деривационную активность, нередко сопровождающуюся слиянием компонентов мотивирующей основы (арт-дилер (англ. Art dealer) -артдилерский, артдилерство). Нулевым словообразовательным потенциалом обладают компенсированные английские словосочетания: аномальный свитч anamalous switch, архаический блюз -archaic blues, а также двусоставные и трёхсоставные словосочетания, сохранившие оригинальное раздельное написание: танжерин танго tangerine tango, бэд энд брэкфаст bed and breakfast). Внедрение англицизмов в словообразовательную сферу русского языка свидетельствует о том, что многие участвующие в деривационном процессе заимствования приняты русскоговорящими людьми безоговорочно. Возможно создание русского словообразовательного словаря на базе англицизмов. В четвёртой главе «социолингвистическая модель англицизмов в русском языке» анализируются причины интенсивного заимствования англицизмов и их функции в русском дискурсе, которые находятся в причинно-следственных отношениях. Внешние (экстралингвистические) причины заимствования «стыкуются» с внутренними (лингвистическими) через социально-психологические, особенно это заметно в смещении антиномии «говорящий / слушающий» в пользу первого, в ярко выраженной тенденции заменять русский описательный оборот одним (англоязычным) словом (иультикам технология в чатах, позволяющая наблюдать за несколькими камерами одновременно).

Причины заимствования разделяются на две категории: лингвистические (потребность в новых языковых формах, потребность в расчленении понятий, в разнообразии средств и в их полноте, в краткости и ясност

и и т. ...П. ) и экстралингвистические (социальные, психические, эстетические и т. П. ). К лингвистическим причинам относим 1) стремление к устранению полисемии и омонимии в терминологии; 2) необходимость уточнить или детализировать семантические оттенки, закрепив их за разными словами; 3) отсутствие соответствующего понятия в когнитивной базе языка-рецептора; 4) отсутствие соответствующего (добавим более точного) наименования (или его «проигрыш» в конкуренции с заимствованием) в языке-рецепторе, то есть, наличие лакуны; 5) обеспечение стилистического (эмфатического) эффекта; 6) установление позитивных (негативных) коннотаций, которыми не обладает эквивалентная единица в языке-рецепторе; 7) универбация тенденция, заключающаяся в том, что цельный, не расчлененный на отдельные составляющие объект должен обозначаться «цельно», нерасчлененно, а не сочетанием слов; 8) потребность в наименовании новой вещи, нового явления и т. П. ; 9) необходимость специализации понятий -в той или иной сфере, для тех или иных целей. К экстралингвистическим причинам заимствования иноязычной лексики отнесем 1) глобализация всех сфер жизни общества: политики, экономики, культуры и т.

П. ; 2) компьютеризация и развитие информационных технологий; 3) отсутствие цензуры и либерализация требований к печатному слову; 4) отсутствие в обществе противостояния и сопротивления западному влиянию, толерантность по отношению к процессу заимствования; 5) восприятие всем коллективом говорящих или его частью иноязычного слова как более престижного, «красиво звучащего», а также коммуникативная актуальность обозначаемого понятия; 6) фиксирование заимствованного слова в словаре; 7) употребление англицизма в речи авторитетного человека в сми; 8) увеличение количества говорящих и знающих английский язык в россии, то есть рост числа билингвов в стране; 9) желание произвести определенный эффект (пошутить; унизить; показать свой профессионализм или принадлежность к социальной группе и т. П. ). Оценивая внешние причины заимствования, отметим, что англицизмы, заполняя существующие в русском языке лакуны (джетлег «чувство дискомфорта, связанное со сменой часовых поясов»), являются необходимым явлением, обогащающим русский язык, нередко заполняя отсутствие более точного обозначения; способствуют смысловой дифференциации, перераспределению смысловых ролей близких по содержанию слов (виртуальный / ирреальный). Потенциальная возможность вхождения некоторых англицизмов высока, так как они, во-первых, заменяют русские описательные обороты, а во-вторых, называют и конкретизируют явления общественной жизни, которые были принадлежностью запада харасмент это не просто сексуальное домогательство, а сексуальное домогательство на работе, куда входит: 1) обнимание, прикосновение, поглаживание чужого тела; 2) неподходящее посвистывание или пристальные взгляды; 3) использование сексуальных шуток, историй или телодвижений и т. Д. Частотность исков по поводу харасмента в сша с целью получить денежную компенсацию за моратьный ущерб настолько велика, что можно предположить в будущем большую активность данной лексемы в русском языке и ее скорое вхождение в словари. Использование англицизмов зависит от таких факторов, как возраст, пол, уровень образования и социальные привычки. Знание причин заимствования необходимо для успешного анализа функциональных особенностей англицизмов в русской речи.

В этом случае причины и функции взаимообусловлены: причина заимствования определяет назначение единицы. Особенностью употребления англоязычных единиц и их дериватов в таких сферах современной жизни, как молодежный жаргон, компьютерный жаргон, искусство, средства массовой информации, экономика, спорт, развлечения и др. , является их большое функциональное разнообразие. Было произведено дифференцирование функций англицизмов в русской речи на семиотической основе, в соответствии с «новым тривием» ч. Морриса (знак предмет; знак знак, знак человек). Первая модель описывает группу, объединенную номинативной функцией, ориентированной на отношение «знак предмет»: терминологическая, информативная, заместительная, лакунозаполняющая. В свою очередь, информативная функция объединяет группы более частных функций: познавательная (познание окружающей среды), указательно-выделительная, металингвистическая (реализуемая при обучении иностранным языкам, в рефлексии над языком его носителя). Заместительная функция', синонимо-дифференцирующая и компрессивная (англицизмы экономят языковое пространство). Указанную группу функций, прежде всего, выполняют англицизмы с предметным значением (названия товаров, приборов, лиц по роду занятий и др. ). Например, терминологическая функция англоязычных заимствований проявляется в том, что англицизмы обслуживают разные сферы научной деятельности, политики, социальной жизни общества.

Термины-англицизмы: мондегрин — ослышка, переосмысление неверно разобранных со слуха слов известной песни или стихотворения; коллокация словосочетание, имеющее признаки синтаксически и семантически це

лостной единицы, в котором выбор одного из компонентов осуществляется по смыслу, а выбор второго зависит от выбора первого; коллигация совокупность мор-фолого-синтаксических условий, обеспечивающих сочетаемость языковых единиц. ...Выполняя терминологическую функцию, данные термины экономят языковое пространство, «сжимают» описательный оборот (компрессивная функция). Одновременно осуществляется синонимо-дифференцирующая функция, коллокация — не просто словосочетание, а словосочетания с рядом характерных особенностей. Заместительная функция наиболее часто проявляется в молодёжном жаргоне, когда отечественные слова заменяются англо-американскими эквивалентами. Например, шофер получает наименование драйвер или чиф, официант — бой, начальник босс, путешественник автостопом —хичхайкер, проститутка стритен-герл, глупый человек — безандестенд и т. Д. Термины компьютерных игр (компьютерного сленга), номинирующие персонажей, процессы, предметы, действия, широко известны молодым носителям русского языка (абилити, геймплей, энчант, хейтить, херасить). Они экономят речевое усилие и языковое пространство, будучи употребляемыми вместо громоздких описательных оборотов (компрессивная функция). Они также выполняют и ряд прагматических функций: конспирирующую, экспрессивную, профессионально-маркирующую.

Например, стремление англицизма «файл» к детерминизации можно продемонстрировать на примере русских дериватов: файлчик, файлец, файлархив, файлкурсы, фай-логрыз, файлохранилище, файлопомойка и др. Многие из этих производных употребляются в молодежном жаргоне и, следовательно, несут экспрессивную окраску, выполняя прагматическую функцию. Вторая модель объединяет группу прагматических функций, ориентированных на отношение между человеком и знаком. Экспрессивная, объединяющая более частные функции: а) эмотивная (ее разновидности: адмиративная (англ. To admire восхищаться) и репрессивная (провоцирующая раздражение читателя / слушателя); б) эмоционально-оценочная; в) аттрактивная, стимулирующая интерес читателя / слушателя. Последняя имеет разновидности: декоративная и игровая. В группу прагматически значимых функций нами были добавлены следующие: образовательная, информативная-, характерологическая (социально-аттестующая и профессионально-маркирующая); контактоустанавливающая, фатическая; эвфи-мистическая кодирующая, конспирирующая, цензурная функции; узнавательная, декодирующая функции. Эта большая группа функций знаменательна для нашего времени, так как «усилилась экспрессивно-эмоциональная функция современного языка» [шапошников, 1998:235]. Проявление этих частных функций (нередко диффузное) характерно в основном для признаковых слов (прилагательных, глаголов, мотивированных англицизмами), для названий лица, отвлеченных понятий, когда они ориентируются на семантику «свойство», «качество».

Экспрессивная функция англицизмов ярко проявляется в молодёжном сленге. Принадлежностью молодёжного жаргона в плане выражения прагматической функции, включая фатическую, являются англицизмы, в том числе многочисленные словосочетания, соотнесённые с разными речевыми жанрами, как-то: а) приказаний и просьб: шат an (заткнись), кип смайлинг (улыбайся); б) приветствий и прощаний: бай-бай, чин-чин, хай; в) согласия: адерстенд, ол райт; г) оценок: бэд, вери вел, фифти-фифти, фрилдж, экселлент; д) выражение восторга или досады: йес, кул, свун, супер, упс; е) речевые акты поздравлений: хэппи бездэй ту ю, хэппи бездэй; ж) речевые акты извинений и благодарности: сорри, ссэнкс; з) речевые акты обращений: дарлинг, хани. Эмотивная функция англицизмов проявляется в стремлении говорящего / пишущего произвести впечатление на партнёра по коммуникации удивить его (адмиративная функция) или унизить, сделав акцент на его невежестве (репрессивная функция): «да ты даже не знаешь, что такое интерфейс, а туда же/». Декоративная функция англицизмов заключается и в магическом, завораживающем действии английской единицы, особенно оформленной в графике языка-донора, например, на часть целевой аудитории рекламодателей: «duracell это надолго! Приходи в ival-mart». Функцию, стимулирующую читательский / зрительский интерес (аттрактивная функция), легко вычленить для многочисленных заголовков журналов или рубрик на телевидении, которые вовлекают получателя информации, заинтересованного незнакомым словом, читать или смотреть весь материал, чтобы наконец-то узнать значение лексемы: «настоящая брайдзила» (bridezilla «девушка, поставившая целью жизни выйти замуж»), «покупаем максимайзеры\» (maximizer «бюстгалтер, оптически увеличивающий бюст»), «наняли трабл-шутера» (trouble-shooter «человек, приглашенный извне для решения проблемы предприятия»), «систейдинг новая философия свободы» (seasteading «идеология строительства и проживания в свободных сообществах, плавающих в открытом море на модифицированных крейсерских судах или переоборудованных нефтяных платформах»); «катя лель возглавляет сегодня список трэш-сеттеров» (trash setter человек, шокирующий своими безвкусными нарядами общественность). Экспрессивно-игровая функция англицизмов (без паблисити нет просперити). Также относится к этой модели. Образовательная или информативная функция англицизмов проявляется в том что человек, не знакомый с английским заимствованием, обращается к справочной литературе или знакомится с пояснительными заметками (ссылками), размещенными авторами в скобках после англицизма в письменной речи или обращается за объяснениями к говорящему в устной речи. «сейчас интернет полон клипов летающих флайбордов, это такое устройство, состоящее из пары водометных ботинок и ручных стабилизаторов, соединённых с гидроциклом длинным гибким шлангом, подающим струю воды к флайборду. С помощью этой конструкции можно парить над водой на высоте до 10 метров, а также.

Быстро передвигаться под водой.

». Эвфемическую функцию выполняют англицизмы-дубликаты, номинирующие части тела: айз (глаза), антифейс (зад), бисайд (зад), боди-лайн (часть тела около плавок), брэст (грудь), бэк, бэксайд (зад), прик, пейджер (половой орган) и др. Подобные лексемы выполняют и синкретичные функции: кодирующую, цензурную (скрывают под «приличной» оболочкой «неблаговидные» русские слова), кон-тактоустанавливающую и социально-маркирующую, игровую (создают юмористический эффект фейсом о тейбл). Социально-маркирующую функцию выполняют и многочисленные единицы студенческого сленга. Так, студенты факультета иностранных языков, безусловно, используют больше англицизмов, нежели студенты других факультетов. В последнее время вместо слова отметка часто звучит грейд. Заимствования хоум-стэй (проведение выходных в семье друга), итери (студенческая столовая) и другие отражают реалии бытовой жизни студентов. Англицизмы определяют профессиональную компетентность, часто несут оттенок корпоративности, так как понятны только избранному кругу коммуникантов (профессионально-маркирующая функция). Так, автолюбители знают все о касто-майзинге, спортсмены-гонщики на мотоциклах о стандрайдинге, дизайнеры -о скрапбукинге, музыканты охардстепе, экономисты о фандрайзинге, психологи. О хейтвотчинге и т. П. Конспирирующую функцию выполняют многочисленные англицизмы-субституты русских наименований: квартира (флэт), вечеринка (пати), туалет (дабл) и др.

Третья модель описывает группу функций, ориентированная на отношение «знак знак». Эти функции английские заимствования и их производные проявляют на уровне фразы, текста, сферы использования англицизма: стшеобразующая, тек-стообразующая, жанрообразующая, идиомообразующая. Сфера использования, определенный социум накладывают стилистический отпечаток на слово (англицизм), которое может стать маркером определенной социальной среды: текстообразующая функция англицизма связана, например, с тематическими объединениями англоязычных слов, которые образуют тематическую сетку текста употребление освоенных англицизмов в сатирических и пародийных целях явление широко распространенное. Войдя, например, в традиционный жанр русской песни с ее набором выразительных средств, они вносят новое сатирическое звучание. Англицизмы, стимулируя интерес и любопытство коммуниканта, заставляя его выучить незнакомое слово (стимулирующая и обучающая функции), участвуют в создании специальных текстов (спортивные репортажи и т. Д. ), они выполняют тек. Стообразующую и стилеобразующую функции. «снайпинг, варминтинг и бенчрест -виды стрелкового спорта, поговорим о них более подробно». В научном стиле, выполняя функцию терминов, английские заимствования делают текст лаконичным, сжатым и понятным для специалистов в своей области: «расчет схемы резисторного каскада предварительного усиления на биполярном транзисторе, включенном с общим эмиттером».

Англицизмы используются в публицистическом стиле, в сферах политико-идеологических, общественных и культурных отношений: «имплементация этих соглашений позволит начать мирный диалог». Жанрообразующая и рифмообразующая функции англицизмов проявляются в песенном творчестве («position number one говоришь: «не дам! »). В компьютерном жаргоне встречаются случаи «внедрения» англицизмов в русские пословицы и поговорки («семь бед один ресет! », «да пошли вы в геймовер! », «один в инете не воин»). Идиомообразующая функция проявляет себя в сфере обиходно-бытового общения, англицизмы принимают участие в образовании идиом: послать по факсу, сникерснуть горя, жуй орбит\ молчи! ) идиомообразующая функция. Англицизмы из этой области употребляются в русских поэтических текстах с целью создания сатирического, пародийного эффекта: текст специально «напичкива-ется» ими, что может расцениваться как неприятие активного продвижения в русскии язык англоязычных слов. В таких случаях можно говорить о жанрообразующеи.

Функции англицизмов. Одной из важных функций англицизмов структуре русского языка является словообразовательная функция, она обеспечивает глубокое внедрение англоязычных элементов в русскоязычное обще

ние. ...Особенно это заметно при образовании русских глагольных дериватов на базе англицизмов, когда отражаются не свойственные английскому языку видовые значения и их акциональное варьирование при помощи аффиксальных морфем (мгновенность, начинательность, усилительность, накопитель-ность, ограничительное^ действия). Словообразовательная функция англицизмов пересекается с группами номинативных и прагматических функций, реализуя функциональный синкретизм. Функциональная значимость англицизма определяется и характером номинации и сферой общения. Виды номинативной функции, в частности терминологически важны для сферы бизнеса, большое разнообразие прагматических функции проявляется в молодежном сленге, в художественных текстах, в сфере «искусство». Отметим активные процессы детерминализации англицизмов через их активное использование в речи среднестатистического носителя русского языка. Преобладание прагматических функций англицизмов в сферах молодежного и компьютерного жаргонов обусловлено большой значимостью воздействия, оказываемого на адресата: удивить, рассмешить, унизить, добиться расположения, показать приобщенность к кругу избранных, скрыть информацию и т. П. Полифункциональность англицизмов свидетельствует не только о живом интересе к ним, большой их востребованности, но и о том, что это их свойство позволяет им активно вживляться в русскоязычное высказывание. Об этом же свидетельствует и большой эпидигматический потенциал англоязычных единиц, особенно словообразовательный.

Количество функций англицизмов, выделенных нами в работе, условно, так как в «живом языке функции перекрещиваются, находятся в отношениях не только взаимного дополнения, но и взаимной индукции» [харченко. 1990:38]. Наблюдая использование англицизмов в русскоязычном высказывании, мы можем говорить о функциональном синкретизме англоязычных заимствований номинативные функции часто осуществляются параллельно с прагматическими и словообразовательной функциями. Выделенные функции требуют уточнения. Все перечисленные функции англицизмов в современной русской речи можно представить несколькими группами, при этом на первое место мы выносим лидирующую, основную объединяющую номинативную функцию. Функция, как один из важных речевых признаков слова, обычно зависит от характера номинации (и коммуникации). В пятой главе «лексикографическая модель англицизмов русского языка» подчеркивается лексикографическая значимость работы, заключающаяся в формировании «словаря англицизмов русского языка» первого в отечественной русистике труда такого объема. Основываясь на сконструированных в предыдущих главах моделях, выявлены макроструктурные и микроструктурные особенности словаря англицизмов. Выявлена типология словарей иностранных слов: полиресурсные, биресурсные и моноресурсные. Полиресурсным словарем мы называем словарь заимствований, источником для которого стала лексика из нескольких языков мира.

Формула такого словаря может быть представлена в следующем виде: Пя <— ия1 + ия2 + ияз + ияп, где пя это принимающий язык, то есть язык-рецептор, а ия исходный язык, то есть язык-донор. Биресурсные словари (пя «— п1 + п2) — словари заимствований из двух языков, в отечественной русистике известны только словари иностранных слов греческого и латинского происхождения, например, толковый словарь под редакцией с. Ю. Афонькина (2000). Моноресурсный словарь лексикографический труд, включающий заимствованные слова из одного языка. Формула моноресурсного словаря: пя «— п1, где зафиксированы единицы одного языка-донора, например, английского языка моноресурсный словарь заимствований позволяет более широкий охват иноязычной лексики, функционирующей в языке-рецепторе. Учет всех моделей, которые накладываются друг на друга, дополняя и верифицируя информацию, расширяет представления о феноменах языка, позволяет ответить на вопросы: что включать в словарь и в словарную статью, в каком графическом варианте, какие социальные и профессиональные маркеры (пометы) поставить, как отобразить словообразовательную интеграцию, как показать ситуативное функционирование единицы в речи, как проиллюстрировать динамику ее активности и т. П. Моноресурсный словарь (словарь англицизмов) обладает широкой адресован-ностью и более широким охватом заимствованной лексики из разных сфер общественной и профессиональной жизни, что позволяет акцентировать прагматический компонент в составлении словарных статей и отборе материала для словаря. Антропоцентрический характер моноресурсного словаря проявился не только в охвате большого пласта заимствований из разных лексико-тематических групп, энциклопедическом характере толкований, наличии иллюстрирующих контекстов и освещении деривационной активности англицизмов, но и в объеме прагматического компонента в словарной статье: наличие этимологической внутренней формы, стилистический компонент, описание сфер употребления, темпоральные признаки и т.

П. Адресованность словаря характеризуется большим количеством лексикографических дефиниций экономических, музыкальных, спортивных, технических, культурных, научных, военных, строительных и других терм

инов. ...Одновременно широко представлены англицизмы, употребляемые в различных профессиональных, общественных, возрастных и других группах: заимствования из компьютерного жаргона, из сленга автомобилистов, офисных работников, рыболовов, игроков в карты, музыкантов, дизайнеров, финансистов, молодежи и т. П. Это обычно экспрессивно и эмоционально окрашенная лексика разговорной речи, отклоняющаяся от принятой литературной языковой нормы. Поэтому читателями словаря могут быть и домохозяйки, и школьники, и профессионалы в узкой сфере деятельности, а также ученые и общественные деятели. Моноресурсный словарь предоставляет возможность описать слабо ассимилированные лексемы, стилистически, эмоционально и социально маркированные заимствования, номенклатурные слова, узкопрофессиональные термины (термины станд-райдинга), слова и словосочетания, описывающие западные реалии. Словарь иллюстрирует случаи заимствованной и приобретенной омонимии, включает в себя лексико-семантические дериваты греческих и латинских слов, псевдоанглицизмы. Он предоставляет возможность включить многочисленные композиты, образованные в языке-доноре: маркетинг-технология, маркетинг-план, марке-тинг-микс, маркетинг-кит, маркетинг-мененджмент, маркетинг-логистика, маркетинг-сервис. Наряду с именами существительными словарь иллюстрирует значения англицизмов-прилагательных и англицизмов-глаголов. В связи с этим возникает проблема определения, чем является описываемое слово: английским заимствованием или словообразовательным дериватом. В словарь включено около 4000 устойчивых словосочетаний: аномальный свитч (англ.

Anomalous switch anomalous аномальный + switch переключение), агрессивный портфель (англ. Aggressive portfolio), акцептная корпорация «дженерал моторс» (англ. General motors acceptance corporation) и др. Несколько словарных статей посвящены словосочетаниям, содержащим калькированный компонент, например, йорк-антверпенские правила (англ. York-antwerp rules), короткое хеджирование (англ. Short hedge), луддитские песни (англ. Luddite songs), преференциальный режим (англ. Preferential treatment), силиконовая долина (англ. Silicon valley) и др.

Словарные статьи снабжены этимологической информацией, что позволяет отнести к англицизмам заимствования, которые раньше фиксировались в словарях иностранных слов как латинизмы и грецизмы: торпеда (англ. Torpedo лат. Torpedo электрический скат). Словарь содержит статьи, посвященные устаревшим англицизмам с пометами (устар. , ист. ), а также новейшим заимствованиям, появившимся в речи русскоговорящих людей в 2013 году (гарлем шейк). В словарь включены некоторые англицизмы-кальки и полукальки, выбор их случаен, в основном, это новые, недавно вошедшие в русский язык заимствования: интерлайн-соглашение, пост-призрак, рефрижераторное право, пролетарский дрифт и т. П. Включение всех англицизмов-калек в словарь неизбежно увеличил бы объём словаря в разы, «словарь калек английского языка» ждёт своего создателя.

Большое количество отсылочных статей связано с отсутствием инвариантности написания англицизмов.

Словарная статья во многих случаях имеет две части: 1) лексико-грам-матическое описание; 2) особенности употребления: коннотационный потенциал, национально-культурный компонент, социопрагматические возможности. Представлены в словаре и лексико-семантические дериваты греческих и латинских слов когда слово по происхождению явно неанглийское, но получило именно это значение в английском языке. Например, слово «вертиго» (англ. Vertigo -лат. Verti вращаться) является латинизмом в медицинском значении «вестибулярное головокружение», но англицизмом в значении «один из стилей электро-данса». Большинство словарных статей содержат микро (информационный хайвей) и макроконтексты (как вы, видимо, заметили, шоплифтер не является вором ради выгоды), а также большое количество русских словообразовательных дериватов (хиппи хипповать, захипповать, хипующий, хиппарь, хиппан, хипье, хиппарный, хиппар-ка, хиппизм, хиппни, хиппозы, хипповка, хипповский, хипповый, хип-система). Не все словарные статьи включают дериваты и контексты, это объясняется, во-первых, степенью новизны номинации, т. Е. Слабой ассимиляцией лексемы в принимающем языке (пампинг); во-вторых, ограниченным использованием слова в речи обычного русскоговорящего человека (узко терминологические слова), этому же могут способствовать грамматическая (несклоняемость) или фонетическая (неудобопроизносимость) особенности слов. Состав словарной статьи отличается большим разнообразием заимствованной и приобретенной полисемии. Часто заимствуются все значения многозначного слова в связи с интернациональным характером явления и его стремительным продвижением в конкретную сферу жизни человечества, например, в финансовую. Биткойн (англ.

Bitcoin bit единица информации «бит» + coin монета), част, фин. Интерн. 1. Виртуальная криптовалюта, торги по которой ведутся на бирже мтгокс mtgox («mount gox») с июля 2010 года. К апрелю 2013 года стоимость одного биткойна составила 100 долларов. Биткойны выпускаются блоками, которые первоначально содержали по 50 «монет», на апрель 2013 года 25 «монет». 2. Пиринговая электронная платежная система, использующая биткойны. 3. Программа-клиент с открытым исходным кодом, запущенная на множестве компьютеров. 4.

Одноранговая сеть, образованная клиентами. 5. Протокол, по которому взаимодействуют клиенты. Биткойновый. Биткойновые счета. Особенностью словаря является более детальное описание полисемии слова, когда лексико-семантические дериваты относятся к разным лексико-тематическим и группам и, следовательно, требуют отдельных толкований. В традиционном словаре иноязычных заимствований нет места для второстепенных, узких значений англицизмов, что компенсируется появлением моноресурсного словаря. Например, ни один словарь заимствований не зафиксировал лексему «элеватор» из лексико-тематической группы «спорт» в значении «трюк в стандрайдинге, при котором рай-дер сидя в стандартной позиции, не держась руками за руль, совершает прыжок для того, чтобы перейти в позицию крест». Выявленная заимствованная многозначность слова одно из достоинств данного лексикографического труда.

Особенностью толкований многих слов является их энциклопедический характер, например, музыкальный термин «даунрок» объясняется не абстрактной дефини.

Цией «направление брейк-данса», что характерно для полиресурсных словарей иностранных слов, а развернутой характеристикой и особенностями его исполнения -направление брейк-данса, состоящее из футворка и фризов и представляющее собой ритмичные шаги по кругу вокруг своего тела. Брейкер выполняет этот элемент как бы в «положении сидя», держа вес тела на руках. При этом непонятные термины «футворк» и «фриз» находятся в отдельных статьях с детальными описаниями. Деривационная активность англицизма, свидетельствующая о высокой степени ассимилированности слова в языке-рецепторе, также, по возможности, представлена в словаре. Отметим, что стремительный характер вживания заимствований в русскоязычную ткань явился причиной отсутствия словообразовательных дериватов у некоторых англицизмов. Составление словаря заняло несколько лет труда в одиночку, что не позволило отследить «судьбу» некоторых заимствований в диахроническом плане. Например, в 2006 году в поисковых системах интернета не было найдено русских дериватов у слов: бондхолдер, хзд-офис, футпринтинг, чезинг-каландр, скиддер, футворк, шелл-код, эмбоссинг и др. (всего около 1000 единиц), что связано с узкой сферой употребления, сложным фонетико-графическим обликом и низким уровнем ассимиляции англицизма. В 2013 году лексема «футворковый» встречается уже в 46 документах поисковой системы «гугл»: долгожданный джук/фут-ворковый трек, интересно было послушать. ». Хотя многие англицизмы так и остаются без словообразовательных дериватов по сей день. Отличительной чертой словаря является наличие помет, характеризующих динамику употребления англицизмов (част.

, редк. ). Учет количественного критерия в словарной статье помогает понять и оценить и деривационный потенциал слов, и причины их употребления/неупотребления, и перспективы дальнейшего функционирования в языке. При этом даны варианты графического оформления одного англицизма, имеющие разные пометы частотности употребления: айэрлэйд (редк. ) -айрлайд (част. ); фэйл-стэйт (редк. ) фейл-стейт (част. ); тревел-чек (част. ) трев-лер-чек (редк. ). Нередки случаи, когда в одной словарной статье используются разные пометы частотности, что является следствием обнаруженной (оригинальной) или приобретенной полисемии. Бульдог (англ.

Bulldog bull бык + dog собака). 1. Част. Зоол. Порода служебных собак с большой тупой мордой, сильными челюстями, широкой грудью и короткими лапами, а также собака такой породы. Бульдоговый. Бульдоговая летучая мышь. Бульдожный. Бульдожка. 2.

Редк. Устар. Короткоствольный пистолет.

3. Редк. Фин. Облигация, выпущенная иностранным заемщиком-нерезидентом и имеющая фиксированную ставку процента. Бульдожий. Акцентологические маркеры поставлены нами в словах, вызывающих трудности для человека, не знающего английский язык. Несклоняемые существительные снабжены пометами «нескл. » или «неизм. », это существительные, оканчивающиеся на гласные: бимбо, бифи, бобби, брифи, гре-гари, джинго, доби, моби, паппи, тодди, фризби, худи и т. П. Симбиотический характер работы прослеживается в разнообразии помет: семантических (перен. ), хронологических (устар.

, ист. ), стилистических (разг. ), эмоционально-экспрессивных (ирон. , шутл. , презр. ), отражающих множество прагматически значимых компонентов. Только моноресурсный словарь имеет возможность описать поджанры, например, направления «нойз», дефиниции которого нет даже в обычных словарях иностранных слов: диджитал-нойз, дроун-нойз, радионойз, ритмик-нойз, трип-нойз, фри-нойз, пауэр-нойз, харш-нойз, харш-нойз-уолл, эмбиент-нойз. Или разновидности музыкального стиля «эмбиент»: айсолейшенист-эмбиент, блэк-эмбиент, дарк-эмбиент, дроун-эмбиент, ритуальный эмбиент. Электронная версия словаря http://anglicismdictionarv. Dishman. Ru/. В отличие от книжной, позволяет исправлять, дополнять, уточнять информацию с учётом современных изменяющихся тенденций в области употребления англицизмов, тем самым продвигать наш труд дальше в направлении антропоцентричности и его становления полноценным словарем активного типа работа по совершенствованию словаря будет продолжена по мере развития технологий, международных связей и межличностных контактов с англоговорящими людьми.

В заключении подводятся итоги разнонаправленного моделирования пространства «англицизмы в русском языке» и лексикографического моделирования массива англоязычных заимствований, очерчиваются перспективы исследования. 1. Англоязычные заимствования составляют обширное динамическое пространство, в котором английские единицы любого уровня, перенесенные в систему русского языка, имеют разный уровень устойчивости к трансформациям и неодинаковый адаптивный потенциал, в силу чего либо внешне и / или внутренне изменяются, либо сохраняют оригинальный вид, но всегда отличаются семантическими, грамматическими, прагмафункциональными, стилевыми чертами. 2. Устойчивость к одно-, двусторонним трансформациям зависит от семантики, стилевой, функциональной принадлежности единицы в языке-доноре, способа вхождения в язык-рецептор, степени функционального синкретизма, актуальности для русской якм, совпадением с конкретными аналитическими тенденциями в том или ином ее участке, что позволяет говорить о разных типах адаптивного потенциала— фонетического, лексического, грамматического, графического и пр. , и о разной степени освоенности англицизмов. Последний феномен может быть представлен в виде шкалы, которая эксплицирует наличие освоенных, полуосвоенных и неосвоенных заимствований. 3. Принцип шкалирования феномена освоенности англицизмов в русском языке соответствует наиболее общему исследовательскому конструкту, отражающему высокую степень формализации заимствованных слов в макрополе «англицизмы в русском языке». 4. Методология лингвистического описания англицизмов в качестве базового понятия содержит ориентацию на многомодельное рассмотрение и сквозную актуализацию полевого подхода, что позволило изучить материал предметно, многоаспектно и упорядоченно. Оно дало возможность описать большой массив англицизмов с точки зрения семантико-функционального проявления, динамических процессов, нередко обусловленных социальными причинами.

Для разномодельного описания был применен еще один тип потенциала.

(долгосрочный, недолгосрочный, сомнительный). 5. При моделировании обширного лексического пространства (макроиоля) учитывалась невозможность представить такой феномен в виде одного из полей, отражающих семантическое единство входящих в него единиц. Зато с функциональной точки зрения его многочисленные составляющие объединяют фрагменты англоязыч. Ной картины мира, активно взаимодействующие с русским языковым сознанием. Поэтому части указанного массива моделировались как семантические поля в их обычном понимании, а применение группы параметров («единица системного яруса», семантика, способ деривации и пр. ) выразилось в простейших моделях уровневого типа каждый из частных параметров двунаправлен: является способом организации поля определенного типа, средством проявления соответствующего потенциала англицизма, свидетельством степени ассимилированное™ заимствования. 6. Центр поля образует лексика, отвечающая всем или большинству критериев, важнейшими из которых являются: ассимилированность, частотность употребления, кодифицированность. 7.

На уровне общей модели макрополе представлено в виде «сообщества» трех тематико-семантических сфер: «человек», «артефакты», «окружающая среда», каждая из которых включает объединения разного порядка: тематические поля и субполя, тематические группы и подгруппы, в состав последних входят минигруппы, которые могут быть дифференцированы и состоять из микрогрупп. 8. Тематические поля, накладываясь друг на друга, образуют многослойное поле англицизмов с тремя сегментами (центр, прицентр, периферия), в каждом из которых «уживаются» единицы различных тематических групп. Границы сфер подвижны минигруппы одной сферы могут пересекаться с подгруппами другой, отражая динамичность языковой системы. 9. В сконструированном полевом пространстве особую роль выполняет словообразовательная интеграция, так как она, во-первых, свидетельствует о высокой степени ассимилированности заимствования, во-вторых, обогащает русское словообразование новыми «строительными» элементами, в-третьих, проявляет взаимодействие двух языковых картин мира, в-четвертых, отражает динамику вхождения элементов одного языкового сознания в другое. Дальнейшие перспективы исследования могут быть связаны как с распространением многоуровневого лингвистического моделирования для описания заимствований из других языков, так и с усовершенствованием частных процедур моделирования, расширением лексикографического описания, изменением принципов моделирования и т. П. Список работ, опубликованных по теме диссертации.

Монографии. 1. Дьяков, а. И. Английские заимствования русского языка [текст] / а. И. Дьяков. Lap lambert academic publishing. Германия. 2011. 292 с. (18, 2 п.

Л. ). 2. Дьяков, а. И. Англицизмы и их русские производные [текст] / а.

И. Дьяков. -новосибирск: нгту, 2012. 275 с. (16, 5 п. Л. ). 3. Дьяков, а. И. Словарь английских заимствований русского языка [текст] / а.

И. Дьяков. Новосибирск: новосибирское книжное издательство, 2010. 588 с. (36, 7 п. Л. ). 4. Дьяков, а. И. Современные англицизмы в профессиональной сфере: многоаспектное моделирование [текст] / а. И.

Дьяков; ноу впо центросоюза рф «сибупк». Новосибирск, 2015. 350 с. Статьи в изданиях, рекомендованных высшей аттестационной комиссией в перечне ведущих рецензируемых научных журналов и изданий. 5. Дьяков, а. И. Функциональные особенности англицизмов и их дериватов в русском молодежном жаргоне [текст] / а. И.

Дьяков // известия южного федерального университета.

Филологические науки. 2011. — №4. С. 100-112 (0, 75 п. Л. ). 6. Дьяков, а.

И. Полевая организация английских заимствований тематической группы «компьютер» [текст] / а. И. Дьяков // мир науки, культуры, образования. 2011. -№3. С. 215-220(0, 31 п. Л. ). 7. Дьяков, а.

И. Английские заимствования тематического поля «культура» [текст] / а. И. Дьяков // вестник университета. Российско-таджикский славянский университет. 2011. -№ 2. С. 224-234 (0, 62 п. Л. ). 8.

Дьяков, а. И. Понятие «поле» в лингвистике, особенности полевой структуры сферы «англицизмы в русском языке» [текст] / а.

И. Дьяков // сибирский филологический журнал. 2012. Вып. 1. С. 198—211 (0, 31 п. Л. ).

9. Дьяков, а. И. Участие англоязычных морфем в русском словообразовании [текст] / а. И. Дьяков // филология и человек. 2012. № 2. С. 43-56 (0, 8 п.

Л. ). 10. Дьяков, а. И. Англицизмы тематического поля «спорт» в русском языке [текст] / а. И. Дьяков // social science. Общественные науки. 2012. № 5. С.

133-141 (0, 8 п. Л. ). 11. Дьяков, а.

И. Уровни заимствования англицизмов в русском языке [текст] / а. И. Дьяков // известия южного федерального университета. Филологические науки. 2012. № 2. С. 113-125 (0, 75 п. Л.

). 12. Дьяков, а. И. Английские заимствования тематического поля «экономика» в русском языке [текст] / а. И. Дьяков // european social science journal l европейский журнал социальных наук. 2012. № 8 (24).

С. 214-224 (0, 69 п. Л. ). 13. Дьяков, а. И. Англицизмы: заимствование или словообразование [текст] / а. И. Дьяков // филологические науки. Вопросы теории и практики. 2012.

№ 5. -с. 72-76 (0, 3 п. Л. ).

14. Дьяков, а. И. Особенности функционирования англицизмов тематической группы «обиходно-бытовая лексика» [текст] / а. И. Дьяков // язык и культура. 2012. № 4 (20). С. 5-21 (1 п. Л.

). 15. Дьяков, а. И. Суффикс -инг завоевывает свои позиции в русском словообразовании [текст] / а. И. Дьяков, е. В. Скворецкая // сибирский филологический журнал. -2013,-№4. -с.

180-186 (0,4 п. Л. ). 16. Дьяков, а. И. Образование существительных со значением лица на базе слов-англицизмов [текст] / а. И. Дьяков // вестник университета российско-таджикский славянский университет. 2014. № 1 (44). — с.

238-243 (0, 31 п. Л. ). 17. Дьяков, а.

И. Кальки латентные англицизмы. [текст] / а. И. Дьяков // european social science journal / европейский журнал социальных наук. 2014. № 4 (43)т. 2. -с. 212-217(0, 31 ц.

Л. ). 18. Дьяков, а. И. Англицизмы семантической сферы «окружающая среда» [текст] / а. И. Дьяков, с. С.

Дейкина // филологические науки. Вопросы теории и практики. 2014. № 10 (ч. 1). С. 59-65 (0, 35 п. Л. ).

19. Дьяков, а. И. Особенности «словаря англицизмов русского языка [текст] / а.

И. Дьяков // вестник северного (арктического) федерального университета -2015. № i. С. 73-81 (0,35 пл. ). Публикации в других научных изданиях. 20. Дьяков, а. И. Англоязычные варваризмы в языке города [текст] / а. И.

Дьяков //лингвистический ежегодник сибири. Вып. 1. Красноярский гос. Ун-т, 1999. -с. 113-120(0,43 п. Л. ).

21. Дьяков, а. И. Английские трансплантанты в русскоязычных текстах [текст] / а. И. Дьяков, е. В. Скворецкая // проблемы интерпретационной лингвистики. Новосибирский гос. Пед. Ун-т, 2000. С.

65-74 (0, 57 п. Л. ). 22. Дьяков, а.

И. Англицизмы в современном молодежном жаргоне: формальное и семантическое освоение [текст] / а. И. Дьяков // вопросы лингвистики и методики преподавания иностранных языков в высшей школе. Новосибирская гос. Академия водного транспорта, 2000. С. 20-35 (0, 9 п. Л.

). 23. Дьяков, а. И. Особенности функционирования англицизмов в финансово-экономической и торговой сфере [текст] / а. И. Дьяков // 2001 год европейских языков. Сибирский ун-т потреб, кооперации, 2001. С. 46-47 (0, 19 п. Л. ).

24. Дьяков, а. И. Англоязычный элемент в современном русском словопроизводстве [текст] / а. И. Дьяков // проблемы интерпретации в лингвистике и литературоведении. Новосибирский гос. Пед. Ун-т, институт филологии, массовой информации и психологии, 2001.

С. 34-36 (0, 2 п. Л. ). 25. Дьяков, а.

И. Особенности функционирования современных англоязычных заимствований в русском языке [текст] / а. И. Дьяков // новые технологии и комплексное решение: наука, образование, производство. Кемеровский гос. Университет, анжеро-судженск. 2001. С. 56-57 (0, 19 пл. ). 26. Дьяков, а.

И. Способы введения англицизмов в русскую речь конца xx века [текст] / а. И. Дьяков // социальные взаимодействия в транзитивном обществе. Новосибирская гос. Академия экономики и управления, 2003. Вып. 5. С. 427-432 (0,31 п.

Л. ). 27. Дьяков, а. И. Причины интенсивного заимствования англицизмов в современном русском языке [текст] / а. И. Дьяков // язык и культура. 2003.

С. 35—44 (0, 56 п. Л. ). 28. Дьяков, а.

И. Функционирование англицизмов и их дериватов в средствах массовой информации [текст] / а. И. Дьяков // филологический сборник. Человек и его язык. Комплекс «графика», 2003. Вып. 4. С. 105-112 (0, 43 п. Л. ).

29. Дьяков, а. И. Этапы заимствования английской лексики в русском языке [текст] / а. И. Дьяков // наука и образование: материалы всероссийской научной конференции: в 4 ч. / кемеровский государственный университет. 2003. Ч. 3. -с. 394-397 (0,2 п.

Л. ). 30. Дьяков, а. И. Особенности функционирования англицизмов и их дериватов тематической группы «спорт и отдых» в контексте современного русского менталитета [текст] / а. И. Дьяков // бытие и язык. Новосибирский классический институт, 2004. С. 224-234 (0, 62 п.

Л. ). 31. Дьяков, а. И. Англицизм как объект заимствования и пополнения русского вокабуляра xx xxi веков [текст] / а.

И. Дьяков // сибирский международный. -2011. № 12. С. 29-41 (0, 75 п. Л. ). 32. Дьяков, а. И.

Английские заимствования тематической группы «общественно-политическая жизнь» [текст] / а. И. Дьяков // сибирский международный. -2011. № 13. С. 53-60 (0, 43 пл. ). 33. Дьяков, а.

И. Актуализация употребления аффикеоида super в современном русском языке [текст] / а. И. Дьяков // язык и культура ч. 2. Сборник материалов i международной научно-практической конференции, посвященной памяти академика ран, д-ра филол. Наук, профессора ю. С. Степанова 2012. С.

17-29 (0, 7 п. Л. ). 34. Дьяков, а.

И. Словообразовательный потенциал и словообразовательная активность англицизмов в русском языке [электронный ресурс] / а. И. Дьяков // вестник науки сибири. Серия филология. Педагогика. 2012. № 4 (5). С. 241-245.

Электрон, версия печат. Публ. Url: http://sjs. Tpu. Ru (дата обращения: 07. 01. 2015) (0, 25 п. Л. ). 35. Дьяков, а.

И. Графическая ассимиляция англицизмов в русском языке [электронный ресурс] / а. И. Дьяков // теория языка и межкультурная коммуникация. Научный журнал. Курск, 2012. № 2 (12). Электрон, версия печат. Публ. Url: http://tl-ic. Kursksu.

Ru/pdf/012-003. Pdf (дата обращения: 07.

01. 2015) (0, 62 п. Л. ). 36. Дьяков, а. И. Ассимиляция англицизмов в русском языке [текст] / а. И. Дьяков // сибирский международный. 2013. № 15.

С. 47-55 (0, 5 п. Л. ). 37. Дьяков, а. И. Англицизмы и молодежь [текст] / а. И.

Дьяков // сибирский международный. 2014. № 16. С. 39-49 (0, 62 п. Л. ). 38. Дьяков, а. И. Словарь англицизмов русского языка [электронный ресурс] / а.

И. Дьяков // электрон, версия печат.

Публ. Url: anglicismdictionary. Dishman. Ru (дата обращения: 08. 01. 2015) (56 п. Л. ). 39.

Дьяков, а. И. Макро и микроструктурные особенности словаря англицизмов русского языка [электронный ресурс] / а. И. Дьяков // вестник новосибирского государственного педагогического университета. Электронное научное издание. Электрон, версия печат. Публ. Url: http://vestnik. Nspu. Ru/article/1132 (дата обращения: 08. 01.

2015) (0,8 п. Л. ). 40. Дьяков, а. И. Группа номинативных функций англицизмов в русском дискурсе [текст] / а. И. Дьяков // наука без границ. Современные концепции гуманитарных наук: языкознание и литературоведение.

2014. — № 6. С. 14-20 (0, 5 п.

Л. ). 41. Дьяков, а. И. Прагматические функции англицизмов в русском дискурсе. [текст] / а. И. Дьяков // eurasian uninon of scientists.

Евразийский союз ученых (есу). 2014. № 9. С. 16-21. Подписано в печать 12. 03. 2015. Формат 60x84/16.

Бумага офсетная. Тираж 100 экз. Печ. Л. 2,75. Уч. -изд. Л. 2,55. Заказ № 85. Типография сибирского университета потребительской кооперации.

630087, новосибирск, пр. К. Маркса, 26/1.